Веяна: мое следующее приключение

      - в мире шахмат !

 

Veyana - My next adventure in the chess world !!!

As for me I always wanted to learn play chess. What a game! All those units standing in a row - bishops, knights, rooks and pawns and of course - King and Queen - the authority and power united on central squares!

All seems so clear, so geometric, so waiting just for my signal to step forward and cross the line.

The silence and the strict ranges on polished bricks of board and - nobody else till the horizon.

This prelude always reminds me a morning before the great battle - rising sun and smoking hills hiding cavalier regiments.  All plans are assigned, all orders are given.

Everybody stands still waiting for a signal.

And Time stops here…

Now something about Magic the Great …

 

 

1. Приключения княжны Веяны

2. Тайна волшебной раковины

3. Тайна волшебной книги

 

Юрий Маркушин. Приключения княжны Веяны

 
 
---------------------------------------------------------------
      Первая часть романа "Огненный меч вселенной"
      © Copyright 1998 Юрий Маркушин
      © Copyright 1998 А.Шунько, иллюстрации
      Email: Юрий Маркушин yurimark@hotmail.com
      Website: www.thechessworld.com  
      Date: 31 Jan 2000
---------------------------------------------------------------
 
     

 

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. *

 

Глава 1.
 УКРАДЕННОЕ ВОЛШЕБСТВО.

 
 
     -- И вот так всегда, -- вздохнула Веяна и  послушно  вошла
вслед за отцом в тронный княжеский зал.
     Княжна  Веяна -- улыбчивая, живая, с белокурыми пружинками
волос и чертенятами в изумрудно-зеленых глазах всю свою  жизнь,
полных  девять  лет,  если  не  считать  завтрашнего  четверга,
прожила в Снежине --  небольшом  уютном  городке  с  деревянной
крепостной стеной и узкими улочками.
     Их  город  лежал  вдали  от  оживленных дорог и, наверное,
поэтому в нем редко что-нибудь случалось. А Веяна так мечтала о
приключениях! Послезавтра  --  у  нее  день  рождения,  но  уже
сегодня  в  княжеском  тереме  важное  событие: прибыл посол из
далекой страны... она не запомнила ее названия.
     Князь  Святогор,  отец  Веяны,  высокий   и   статный,   с
посеребреными  висками,  облаченный  по  официальному  случаю в
тяжелую накидку  из  шкурок  горностая,  торжественно  встречал
гостя.
     Посол,  с  именем,  которое  и  не выговоришь -- Вип-п-шу,
оказался  низеньким  и  толстеньким,  с  крючковатым  носом  на
плоском лице, и разнаряженный в пух и прах : в красный камзол с
большими отворотами на рукавах и широкополой шляпе.
     Он  все  время  подпрыгивал, махал шляпой и с любопытством
зыркал по сторонам. Випшу сразу не  понравился  княжне.  "Можно
подумать, клад тут высматривает," -- подумала она.
     --  ...И тогда я отвечу на ваше приглашение, -- донесся до
нее густой уверенный бас отца.
     Иноземный толстячок перестал высматривать и подпрыгивать и
с низким поклоном передал князю свиток с  посланием  и  красной
сургучевой печатью.
     --  Как  изволит  ваша  светлость,  --  визгливым голоском
прокричал он. -- Как изволит...
     Веяна не выдержала и прыснула в кулак. Отец сурово сдвинул
брови. Княжна, изо всех сил зажимая рот, выскочила из  горницы.
Промчавшись  через  палаты,  она  выбежала на высокое крыльцо и
здесь уж дала себе  волю.  Ее  заливистый  смех  прокатился  по
крытым   медью   крышам   Снежина,   узким   проулкам,  мощеным
струганными досками и поднялся на  башенку  колокольни,  где  и
отозвался чуть слышным веселым перезвоном.
     Звонарь  с  недоумением  покосился  на  ожившие  колокола,
отставил в сторону жбан с квасом, проверил крепление  языков  и
на всякий случай сам отодвинулся подальше.
     В этот день колокола еще раз звонили без видимой причины.
 

x x x

 
     Вечером  Веяна  долго не могла заснуть, чего только она не
предпринимала: и считала и барашков и  козликов,  а  под  конец
стала даже подсчитывать трехглавых огнедышащих драконов, -- все
напрасно  --  сон  не  приходил. И она пошла бродить по ночному
терему.
     -- Сюда, сюда, -- послышался мышиный писк. Княжна  подняла
повыше  свечу  и  стала  всматриваться  в темноту. Свеча давала
немного света, но  кое-что,  все  же,  в  коридоре  можно  было
разглядеть.   Камоды,  сундуки  и  похрапывающих  стражников  с
затушенными факелами. Нет, неспроста, видно, сон не шел к ней в
эту  ночь.  Надо  разобраться.  Хихикнув  про  себя,  довольная
приключением,  Веяна  шмыгнула  в  полуоткрытую  дверь,  откуда
доносились тонкие голоса. И едва сразу не завопила от испуга.
     Что-то мягкое и теплое прокатилось по ее ноге.
     -- Т-сс! -- услышала она  рассерженный  шопот  и,  кое-как
сдержав вопль, опустилась на корточки.
     Прямо   перед   ее   лицом   в   неровном   пламени  свечи
пританцовывали  толстенькие  спины  гномов.  Ночные   человечки
столпились  у приоткрытой двери и таращились в щелку. Задние от
любопытства просто наскакивали на передних, а те все  не  могли
насмотреться.
     --  Что  там  у  вас, -- принимая правила игры, прошептала
Веяна.
     -- Т-сс! -- отмахнулись от нее. -- Смотри!
     Из щелки исходил неяркий бледно-голубой свет.
 
     
 
     Веяна убрала свечу  в  сторону  и  с  интересом  заглянула
вовнутрь.  Это  была  опочивальня  для гостей. "Ого, куда это я
забрела,"  --  со  смущением  подумала  княжна  и  хотела   уже
перестать  подсматривать,  когда  комната  вдруг  вся озарилась
ярким синим пламенем, вся до последнего уголочка.
     На середине ее, взгромоздившись на стул, стоял посол Випшу
с непокрытой головой и  неразборчиво  бормотал.  Кроме  него  в
комнате никого не было. Веяна затаила дыхание.
     Выкрикнув  "Кватеракс-патеракс!",  посол  замахал  руками,
яркий синий свет  погас,  и  в  полутьме  отчетливо  проступили
блестящие  фигуры  воинов  с  саблями  наголо.  Все как один --
высокие,  в  одинаковых,  надвинутых  по  самые  брови  касках,
плотных чешуйчатых доспехах и с голыми мускулистыми руками.
     Слезши   со  стула,  коротышка-посол  забегал  по  комнате
взад-вперед, противно хихикая и похлопывая свое  войско  докуда
доставал  -- где-то пониже чешуйчатой спины. Молчаливые шеренги
с лязгом поворачивались следом за  ним.  Это  было  страшно  до
невозможности.
     Веяна не выдержала и вскрикнула.
     -- Кто здесь? -- громовой голос оглушил ее. Не помня себя,
бросив  свечу  на  пол, княжна метнулась прочь. С тонким писком
из-под ног прыснули во все стороны мелкие  гномы.  Порыв  ветра
распахнул ставни. За окном в совершенно безоблачном ночном небе
сверкнула молния и прогрохотал гром.
     Где-то вдали чуть слышно откликнулись колокола.
 

x x x

 
     -- Мелкие, шмокодявистые, фу, какая гадость!
     Это поутру княгиня Ольга, мать Веяны, подобрав повыше юбки
и презрительно  фыркнув,  прошествовала мимо сгрудившихся у нее
на  пути  хранителей  домашнего   очага.   Высокая,   стройная,
темноволосая,   она  шла  в  свои  собственные  покои  к  своей
собственной волшебной  книге  и  ничто  и  никто  не  могли  ей
помешать. Книга эта была для нее важнее всего на свете.
     --  Не  хотят  нас  слушать!  Не хотят нас слушать! Что мы
будем делать? -- "мелкие"  обиженно  засопели  носами  и  стали
совещатся.  Просовещавшись,  натянули  разноцветные  колпаки по
самые уши и степенно утопали в свой угол.
     -- Вот-вот, мамаша, позовите нас еще раз мышей гонять  или
вещь  какую  затерявшуюся  найти.  Нет  уж, дудки, ищите теперь
сами! -- ворчали они оттуда и сердито сопели своими  огромными,
расплющенными, как у уток, красными носами.
     Но  княгиня  и  не  думала  сегодня  садиться за волшебную
книгу. Едва она коснулась твердой  сапфировой  обложки,  поверх
нее  возник  маленький  серебряный  ключик.  То  был  ключик  к
потайной дверце тайны из тайн княжеского терема  --  подземелью
волшебных  предметов.  Тайну  свою  княгиня берегла, как зеницу
ока, даже сам князь ничего не знал про это.
     Среди   многих   чудесных   предметов   здесь    хранилось
необыкновенное сокровище: Волшебный Посох с голубым бриллиантом
на  рукояти  --  одно  из  трех  самых сильных волшебств света.
Другие два -- Крабовидный Плащ и  Огненный  Меч  пропали  много
веков назад в великой битве Добра и Зла.
     Никто  не  знает  ни где они, ни даже как они выглядят, но
точно известно, что тот, кто снова отыщет эти сокровища, станет
самым могучим волшебником и не будет ему равных по силе.
     Но  это  в  легенде,   а   сегодня   княгиня   с   дурными
предчувствиями спешила за советом с старому обветшалому ушату с
холодной  водой. Это был не простой ушат и не простая вода. Его
ледяные узоры знали все или почти все на свете и могли показать
любой уголок на Земле.
     В эту ночь и в самом деле  случилось  непоправимое  --  из
подземелья терема бесследно исчез тот самый Волшебный Посох.
 

x x x

 
     Княжна  Веяна  после ночных приключений до утра продрожала
под одеялом и, едва рассвело, поспешила к князю-отцу.
     -- Да, целое войско! --  взахлеб,  под  конец  уже  сквозь
слезы,  рассказывала она. Отец добродушно смеялся и трепал свою
дочь-любимицу за белокурые кудри:
      -- Ну и выдумщица! Это же надо такое придумать: у  нас  в
сокровищнице  хранится  старый-  престарый  посох и его вот-вот
похитят! Да и кто -- посол дружественного государства! Все  это
тебе, конечно, приснилось.
     Рассердившись,  княжна топнула ножкой и убежала из терема.
Ей никто не верит, ну и ладно! А ей никто и не нужен, она  сама
справится  с  послом-оборотнем  и  без отцовой армии и без этих
всяких маминых колдовских штучек.
     Веяна осмотрела двор, подошла к  пустой  бочке,  заглянула
вовнутрь и с грустью уселась рядом.
     Хотя,  конечно, с колдовством-то было бы проще. У мамы вон
столько всего интересного в подвале! И котлы  на  проржавленных
цепях  и  синее  пламя под ними! Не перечесть! Но -- нельзя. Ей
дорога туда заказана, она, видите  ли  еще  не  доросла.  Ну  и
ладно,  ну  и пусть, все равно ей гномы все-все рассказывают. А
однажды она и сама видала в щелку, как мама пробовала летать по
подземелью в старой ступе из-под муки. Скребла, скребла метлой,
а толку -- чуть,  только  и  смогла  ее  волшебная  ступа,  что
оторваться  от  пола, да протащиться с пару шагов. Зато грохоту
потом было -- ну, вроде, с потолка упала.
     Что к чему? Эх, ей бы выучиться самой читать по  волшебной
книге!  Уж она бы не врезалась в бочку с водой, а вылетела бы в
окно в ночное небо и пронеслась над городом, крепостной стеной,
над лесом!
     -- У-ух, как здорово! -- договаривала она уже изнутри.
     -- Княжна, господи, чем это вы тут занимаетесь?
     Выпачканная по самые уши в масле и саже, Веяна  высунулась
из  деревянной  бочки  с кривыми трубками и тряпочками в руке и
сдула непокорный завиток со лба.
     На нее с удивлением и интересом смотрел  Ярополк,  воевода
отца,- высокий и могучий, как и сам князь.
     -- Что, впечатляет? Вот крылья сделаю, поставлю и полетит,
-- довольная  эффектом,  протараторила  девочка.  -- Это вам не
ступа с метелкой. "Кватеракс-патеракс" и -- полетели...
     Бочка покачнулась и медленно поднялась над землей.
     -- Ой, мамочки! -- княжна  уронила  трубки  и  тряпочки  и
уцепилась в занозистый край.
     Летательный  сосуд  медленно  обернулся вокруг своей оси и
двинулся к воротам, поднимаясь все выше и выше.
     -- Что это такое? Куда она  летит?  Я  не  хочу!  Ярополк,
миленький, спаси меня!
     Но  воевода  и не дожидался ее призыва. Он сразу прыгнул и
ухватился за края взбесившейся бочки.
     Бочка поднималась все выше и выше, и воевода  болтался  на
ней, как червяк на крючке, не в силах ни кого остановить.
     --  Ладно,  Ярополк, залазь уж сюда, -- Веяна потянула его
за рукав.
     -- Ну, вы, княжна, и натворили делов, -- проговорил  воин,
отряхивая  колени. -- Сколько я повидал на своем веку, но чтобы
пустая бочка летала...
     Веяна  только  огорченно  махнула  рукой  и  высунула  нос
наружу.
     Сверху  Снежин  показался  ей маленьким и ненастоящим. Она
тяжко вздохнула:
     -- Если бы это я...
     -- Ну, вы же хвастались, что полетит.
     -- Я хотела с крыльями, а не так: "Кватеракс-патеракс".
     -- Э-эй, осторожнее!
     Бочка круто завалилась  набок,  потеряла  устойчивость  и,
описав  удалой  круг,  плюхнулась  с  высоты  в  густые колючие
заросли. Молчаливый лес сомкнул над ними свои кроны.
 

x x x

 
     Кое-как княжна и воевода выбрались из цеплючих кустов.
     -- Где мы? -- испуганно спросила княжна, тщетно отдирая со
своего платья ветку похожую на сжатый кулак.
     -- Понятия не имею, -- пожал плечами воевода  и  освободил
девочку  от  деревянного  приставалы.  -- Кто знает, как далеко
забросила нас твоя бочка. Ни дорожки, ни тропинки...
     -- Какой странный лес, -- прошептала Веяна. -- Ни птиц, ни
зверей. Только мхи и лишайники.
     И правда, не было слышно ни  пения  птиц,  ни  стрекотания
кузнечиков, ни даже шелеста листвы. Сухие и неподвижные деревья
окружали  их  со  всех сторон. Без листьев, без зелени -- голые
длинные ветви, наполовину заросшие мхом.
     -- Не  нравится  мне  все  это,  --  задумчиво  проговорил
Ярополк  и  проверил меч в ножнах. -- Нужно поскорее выбираться
отсюда.
     -- Но как? -- всплеснула руками Веяна.
     -- Также, как прилетели -- на бочке.
     Он выволок бочку из кустов, установил на  ровное  место  и
вопросительно посмотрел на княжну:
     -- Как ее запускать, помнишь?
     --  А  как  ее  запускать? Бочка -- вперед! Ну, что же ты?
Когда нужно, с места не сдвинешь...
     -- Кватерыкс, м-мм, патерыкс, -- подсказал Ярополк.
     Веяна отбросила назад волосы, отступила  и  развела  перед
собой руками:
     -- Кватеракс-патеракс!
     Стоило  ей это вымолвить, как бочка задрожала, подпрыгнула
и ... -- Ой! --...взмыла в синее небо.
     Только ее там и видели. Веяна и Ярополк долго смотрели  на
удаляющуюся  точку, пока она не скрылась совсем. Воевода протер
глаза руками и досадливо крякнул:
     -- М-да! Поди ж ты, сработало!
     Веяна жалобно смотрела на него.
 

x x x

 
     Теперь,  когда   они   лишились   транспорта,   оставалось
надеяться только на свои ноги.
     Ярополк  прорубал  мечом  проход  в  зарослях,  а  Веяна с
трепетом пробиралась за ним следом по  неживому  лесу.  Толстые
сучья  падали  на землю с металлическим звоном и, по мере того,
как  они  продвигались  вперед,  на   древесных   стволах   все
отчетливее проступала крупная серая чешуя.
     Лязгнули  последние  сучья,  отлетели  в  сторону и глазам
пораженных снежинцев открылось удивительное зрелище.
 
     
 
     Посередине огромной поляны возвышались четыре великана, по
пояс вросшие в землю. Покрытые с ног до  головы  тусклой  серой
чешуей,  они  держали  над собой на вытянутых руках серебристую
стрелу  с  черным  оперением  величиной  с  хорошую  башню.  Ее
отточенный  наконечник  был  устремлен  прямо  в  небо! Веяна и
Ярополк стояли, не шелохнувшись, и не могли слова вымолвить  от
изумления.
     Внезапно  со  стороны  леса подул сильный холодный ветер и
над верхними  кромками  деревьев  показалась  длинная  вереница
серых  теней.  Когда  они  подлетели  поближе,  Веяна  едва  не
закричала  от  ужаса.  То  были  страшные  воины  Випшу  из  ее
кошмарного сна.
     --  Это  они,  они! -- возбужденно шептала княжна. -- Я их
уже видела! То был не сон!
     Ярополк приложил палец ко рту и они торопливо  укрылись  в
тени кустарника, откуда вся поляна была видна, как на ладони.
     На  плечах  одного  из  летящих  воинов горделиво восседал
Випшу и указывал дорогу всей стае. В  руке  у  него,  казалось,
сияла звезда.
     У  Веяны  сильнее  забилось  сердце.  Она  узнала реликвию
своего рода -- магический Волшебный Посох.  По  преданию,  этот
посох оберегал их страну от всяческих бедствий, хотя и держался
в секрете. И теперь святыня в руках подлого вора!
     Тем  временем,  процессия  обогнула  поляну с великанами и
стала снижаться. Чешуйчатые гиганты склонились до самой земли и
опустили свою ношу.  В  то  же  мгновение  внизу,  у  основания
башни-стрелы  между  тонким  хвостовым  оперением  распахнулась
круглая входная дверь и серые воины один за другим  скрылись  в
ее пределах.
     Едва взошел последний из них, светлая поволока поползла по
входному отверстию, делая ее неотличимой от серебристых стен.
     Волшебный  Посох  заглотило  брюхо  враждебной  силы!  Еще
мгновение -- и он будет потерян навсегда!
     Шумно выдохнув  воздух,  Веяна  решилась.  Ярополк  догнал
быструю,  как  ветер  княжну  лишь  у  самой Стрелы. Они вместе
ввалились в щель и стена бесшумно сомкнулась следом за ними.
 

x x x

 
     Подняться они не успели.
     На них сразу со всех сторон навалилась, сдавила,  скрутила
невидимая сила. Она мяла, вжимала в пол, мешала дышать.
     Веяна  потеряла счет времени. Сколько она здесь уже: день,
месяц, год? Она пришла в себя оттого, что кто-то злобно  кричал
в самое ухо:
     --  Ротозеи!  Кто пропустил воеводу и девчонку на борт? Не
хватало  еще,  чтобы  они  помешали  моим  планам!   Немедленно
схватить их и бросить в каргенское море!
     Кто-то рядом еще продолжал бороться и сопротивляться, но у
нее уже  не  было  сил.  Ее подняли, понесли, связали -- острые
чешуйки расцарапали ей щеку --  раскачали  и  бросили  прямо  в
небо.
     Она  падала, как перышко -- долго-долго, под облаками, под
морем, опять под облаками...
 
 

Глава 2.
 В ГОСТЯХ У ДЕМОНА

 
 
     -- Веяна! -- прошептал знакомый голос  и  девочка  открыла
глаза.
     На  нее  смотрели  внимательные  и непривычно мягкие глаза
Ярополка. Он  распутывал  веревки  у  нее  на  руках  и  каждое
движение причиняло боль.
     --  Где  я?  --  прошептала  Веяна и сама не узнала своего
голоса.
     Он прозвучал раздвоенно, вразнобой, как голоса двух разных
людей.
      -- А? -- громче переспросила она.
     -- А-а? -- отозвалось двуголосое эхо.
     Теплая широкая ладонь легонько сжала ее несмелые пальцы.
     Веяна,   поддерживаемая   воеводой,   приподнялась   и   с
недоумением огляделась по сторонам.
     Полутона  от  голубого до фиолетового спокойно разливались
над  головой.  Необыкновенные  растения  грациозно   покачивали
своими   гибкими   ветвями.   Розовый  кустарник,  подсвеченный
изнутри, без единого листика, но влажный и живой  свешивался  с
замшелого камня.
     Птицы...? Жуки...? Рыбы!... резвились в воздухе.
     Веяна  почувствовала  внезапную слабость и головокружение:
она вспомнила все и долго затем не могла опомниться.
     -- Воевода, вы меня слышите? Где мы с вами? Это  море,  мы
под водой? Разве это возможно? -- наконец, проронила она.
     Ярополк молчал.
     --  Мы живы, не утонули? -- она повернулась к Ярополку. Он
был серьезен и хмур.
     -- Да, Веяна. Но  этого  я  не  понимаю.  Мы  утонули,  --
воевода   махнул   рукой  на  набегающие  сверху  волнообразные
разводы, несколько фиолетовых прядей оборвалось от его движения
и закружилось крошечными бурунчиками, --  или,  точнее,  нас  с
тобой  утопили  --  сбросили  со  Стрелы в воду. Но сначала эта
Стрела унесла нас с Земли и где мы теперь, в каком мире,  я  не
знаю, -- Ярополк горько усмехнулся и пожал плечами.
     Веяна  с  изумлением  следила  за ожившими красками чудной
акварели. Не веря своим глазам, она  осторожно  прикоснулась  к
одному  из  волчков.  С журчанием он обвился вокруг ее пальца и
соскользнул на запястье. Замедлив вращение, он слегка  раздался
вширь,  из  фиолетового  стал  изумрудно-зеленым и, неожиданно,
захихикал.
     -- Ой! -- вскрикнула княжна и испуганно стряхнула  с  руки
нежданое украшение. Браслет, покачиваясь и что-то бурча, отплыл
в сторону и растаял.
     --  Нас утопили, -- продолжал Ярополк, не обращая внимания
на  игры  с  цветными  бурунами,  --  и  утопили  не  случайно.
Наверное,  нас  принесли  в  жертву  подводным  богам.  Значит,
выходит, мы в их владениях и в их власти.
     -- Но где же... они? -- Веяна перешла на шопот.  Вслед  за
ней и эхо ехидно задало тот же вопрос.
     --  Мы  живы,  свободны,  по-крайней  мере -- пока. Чем-то
дышим...
     Посмотрим, что можно сделать, -- все еще хмурясь,  Ярополк
протянул руку девочке и легко приподнял ее с песчаного дна.
     С  десяток водяных бурунчиков взвилось следом -- каждый со
своим голосом.
     Первым делом воевода  выломал  острую  и  угловатую  ветвь
взамен  утраченного меча и опробовал ее на прочность. Несколько
крупных рыб едва не пали  жертвой  проверки.  Затем,  мастерски
развернувшись  над  Веяной,  Ярополк  опустился  с ней рядом. С
изогнутой остроконечной пикой в руке и горящими глазами он  сам
походил на земного бога морей Посейдона в своей стихии.
     Громко хохотнув, он похлопал девочку по спине.
     -- Мы еще посмотрим, кто -- кого!
     Недовольно  поведя  плечами, Веяна отодвинулась в сторону.
Ее волосы возмущенно взметнулись вслед за хозяйкой.
     -- И что же вы намерены предпринять, воевода?
     -- Е-вода? -- протянуло эхо.
     -- Для начала мы опустимся еще ниже.  Это  странное  море,
где  невозможно  утонуть,  я  уверен,  скрывает  не одну тайну!
Обопритесь на мою руку, княжна, нам предстоит неблизкий путь.
     -- Как, еще глубже?
     -- Да! -- выкрикнуло странное эхо.
     -- Именно! -- подтвердил и воевода. -- Мы узнаем,  что  за
боги правят здесь. И мой военный опыт послужит нам!
 

x x x

 
     Широкая  и  темная полоса пересекла им путь. Протяженная в
обе стороны  расщелина  своими  концами  терялась  в  подводной
дымке. Не обойти ни перепрыгнуть.
     Веяна остановилась.
     --  Я  дальше  не  пойду,  --  девочка уцепилась руками за
скользкий выступ и с испугом посмотрела в провал.
     Его бархатистый полумрак пугающе мерцал у самых ног.
     -- Не бойтесь, ваша светлость, -- прокричал Ярополк уже  с
середины пути. -- Плывите сюда!
     -- Я не могу! Я не умею плавать. Я утону.
     Чуть  не утонул Ярополк. Минуту спустя, перестав смеяться,
он вынырнул из глубины.
     Веяна и сама догадалась, что ляпнула что- то не то:
     -- Пусть не утону. Но и дальше я не пойду. Лучше  останусь
здесь.
     Воеводе ничего не стоило перенести княжну. Легкая на суше,
под водой она не весила и того. Но в нем взыграло упрямство:
     -- Я сказал: иди!
     -- Нет! Я боюсь!
     --  Ну,  как  знаешь!  Я  не  собираюсь  тебя ждать! -- он
отвернулся и решительно поплыл к противоположному краю.
     -- Постой! Куда же ты?
     --  Догоняй!  --  бросил  он  через  плечо  и  растаял   в
мутноватой дали.
     -- А как же я? -- потерянно прошептала Веяна.
     Эхо неопределенно хмыкнуло.
     Девочка растерянно пошарила глазами вокруг. Как переплыть,
за что бы ухватиться?
     Мочалки водорослей да худосочные рыбы -- вот и все, что ее
окружало.    если там глубоко? Но ведь я все равно не утону,"
-- храбрилась Веяна: "Просто прыгнуть и пробежать по дну!  А...
а воеводе пусть станет стыдно! Но как страшно! Как темно!"
     Как  раз в этот момент дюжина плоских льдинок вырвалась из
темноты. Мягкий свет посеребрил провал. "Это добрый  знак,"  --
решила Веяна: "Значит, все будет хорошо."
     С  раскрытыми  глазами,  что  было сил, она оттолкнулась и
полетела-поплыла. Вперед и вниз. "Все будет хорошо", -- стучало
сердце: "Все будет хорошо."
 

x x x

 
     Уличный светильник поскрипывал  на  ветру.  Однообразно  и
заунывно.
     Веяна    зябко    поежилась.    "Когда   светильники   так
поскрипывают, наступает осень. С дождями,  скрипучим  ветром  и
длинными вечерами.
     Так  хорошо в это время в родном тереме сидеть у расписной
печи и сердиться на непонятливого отца или играть с гномами или
листать мамину волшебную книгу с таинственными буквами. Где все
это?"
     Скрип замер  на  полутоне.  Светильник  подобрал  лепестки
абажура, выдохнул из себя водяную струю и важно удалился.
     Стало темно. Не зябко, но тоскливо -- совсем, как осенью.
     "Может  быть,  так  наступает  подводная осень? Светящиеся
медузы уплывают, а солнца здесь толком и не бывает?"
     Как опротивела вся эта сырость и  скользкость!  Хочется  к
сухим  шершавым  камням! Хочется ветра без ломтиков водорослей!
Хочется домой, в Снежин!
     -- И -- и -- и, -- тихонько всхлипнула княжна.
 
     
 
     Все здесь ее раздражало. Вот уже  неизвестно  сколько  она
сидит  на  дне  этой подводной пропасти и хоть бы кто-нибудь ей
посочувствовал! И не поплакать как следует: хоть  заплачься  --
ни единой слезинки. Тоска.
     --  Это  безобразие,  --  мяукнул вкрадчивый голос в самое
ухо.
     -- О! --  Веяна  открыла  глаза,  ничего  не  увидела,  но
сонливость как рукой сняло.
     --  Безобразие,  если  не  сказать  больше,  --  продолжал
рассуждать невидимка. -- Это -- ме-р-р-зость.
     --  А?  --  девочка  все  еще  не  решалась  заговорить  с
пустотой.
     --  Нет,  ты  скажи,  разве  не  мерзость класть ароматные
свет-шарики на самый край, откуда их каждый может стибрить?
     Голос звучал  приглушенно  и  не  поймешь,  откуда.  Веяна
помедлила с ответом:
     -- Какие свет-шарики?
     --  А  почему  ты интересуешься? -- насторожился голос. --
Какое тебе дело до моих свет-шариков?
     -- Нет, -- смутилась Веяна, -- я, вообще, вас не знаю.
     -- И это тебе ни к чему.
     -- Ну, знаете! -- вспыхнула княжна.  --  И  знать  вас  не
хочу! Она подпружинила ноги, чтобы немедленно всплыть.
     -- Ну, -- с интересом протянул невидимка, -- тогда, что же
ты медлишь? Давай, плыви.
     Веяна  уловила  подвох  в его словах, но, рассерженная, не
подала виду.
     -- И поплыву!
     -- Плыви, плыви. Да только не заплывай далеко, -- он снова
противно хихикнул.
     Девочка молча взмахнула  руками,  присела  и  оттолкнулась
ногами   от  пола,  ...и  оттолкнулась  ногами  от  пола,  ...и
оттолкнулась ногами от пола.
     Две или три веяны разлетелись по сторонам. Одна  загребала
перед собой руками, остальные плыли так.
     Но  еще  одна, последняя, осталась на месте и с изумлением
следила за разлетом своих двойников.
     -- Куда это они... я... они? --  выдохнула  она  не  своим
голосом.
     --   А   ты   плыви  за  ними.  Посмотришь,  --  заботливо
посоветовал невидимка. Но не тут-то было! Ноги прилипли к полу,
а руки смерзлись в неудобной  позе  --  раскинутые  в  стороны,
словно крылья.
     На миг Веяна растерялась:
     -- Что происходит? Где я?
     -- Здесь! -- немедленно откликнулся голос. -- Со мной!
     --  Очень  рада, кавалер-невидимка, -- съязвила Веяна. Она
поборола минутную слабость и выпустила коготки. -- Что же ты не
показываешься? Вида своего стесняешься?
     На этот раз, очевидно,  она  угодила  в  точку.  Невидимка
запыхтел, как котелок с бульоном, и руки Веяны мигом оттаяли.
     -- А ноги? -- напомнила княжна.
     Невразумительное  ,  бормотание  в  ответ.  И  ноги пошли.
Где-то она уже слышала этот голос?
     --  Так-то  лучше.  Теперь  рассказывай:   это   ты   меня
передразнивал, как эхо? -- не отпускала вожжей Веяна.
     --  Что  ты  все спрашиваешь? Что ты все спрашиваешь? Сама
ввалилась без спроса в мой айсберг, а все спрашивает!
     -- Куда ввалилась? В лед? Так это -- лед?
     --  Это  не  просто  лед.  Это  --  мой  лед!  И   притом,
насвеченный   Яросс   --   нашим  солнцем.  Ух,  сколько  здесь
свет-шариков! Их, главное, не класть на край, а то  падают  тут
всякие...
     Веяна заволновалась:
     --  Погоди со своими шариками. Ты хочешь сказать, что мы с
тобой внутри айсберга? И это все вокруг, --  она  неопределенно
помахала рукой, -- твердое, изо льда?
     --  Да,  --  неохотно  пробурчал  невидимка,  -- изо льда,
конечно. А то из чего же? А ты хочешь, чтобы я жил в мягком или
мокром?
     -- Погоди, миленький невидимка. Час от часу не  легче!  Но
если мы вмерзли в лед, как же мы двигаемся?
     --  Ты,  может,  и  вмерзла, вон какая синяя и прозрачная.
Только и видно, что хвост да жабры.
     -- Какие  жабры?  Какой  хвост?  --  позабыв  все  страхи,
рассвирепела  княжна.  --  Что ты плетешь? Твое счастье, что ты
невидим. Ух, и задала бы я тебе!
     -- Ну, ладно, ладно, -- примирительно проворчал голос,  --
говорю, ведь, плоховато видно. А голос у тебя ничего -- гибкий,
с разводами.
     --  Гибкий, с разводами, -- сокрушенно повторила Веяна. --
Что со мной сталось? Превратилась невесть во что,  разговариваю
неизвестно с кем. Видел бы меня папа!
     -- А твой папа тоже двоякодышаший, как и ты? -- добродушно
поинтересовался владелец айсберга.
     -- Замолчи сейчас же! А то я за себя не отвечаю!
     -- Да будет тебе стенать! Раз уж ты все равно влезла в мой
лед, на вот, держи свет-шарик.
     Тонкий  луч  вынырнул  из-под  ног  и схлопнулся в светлую
точку.
     Зачарованная, Веяна двумя пальцами взяла невесомый комочек
и поднесла ко рту. Ни пальцами ни языком она не уловила ничего,
только вокруг стало яснее, четче.
     -- А теперь, -- скомандовал невидимка, -- иди за мной.
     -- Куда?
     -- На голос, конечно! Только закрой глаза.
 

x x x

 
     Шаг,  еще  шаг,  еще...  Прикрывая  лицо  ладонями,  Веяна
осторожно продвигалась вслед за довольным посапыванием.
     Невидимка  настоял на своем. Он и опасался за тайное место
и  не  мог   не   похвастать   им   перед   владелицей   такого
очаровательного голоса.
     -- Можно открыть глаза?
     -- Потерпи еще чуток.
     Что-то взвизгнуло, пахнуло необычно, обдало холодом.
     -- Еще нет?
     Наконец, невидимка сжалился:
     -- Уф, пришли!
     -- Все, открываю, -- Веяна с любопытством выглянула из-под
ладоней.
     --  Правда потешные? Особенно эти, -- тараторил невидимка,
-- я называю их мельтешателями.
     -- Какие, эти?
     Веяна всматривалась в узорчатый  полумрак  и  не  находила
ничего забавного. То есть, ровным счетом, ничего.
     Она склонила голову набок и замерла на полуслове.
     Мягкие  подвижные  переливы  и  смутные  силуэты наполнили
темноту.  Они  неслышно  появлялись  и  исчезали,  дробились  и
тускнели и вновь сливались в буйном танце.
     Веяна  силилась  хоть  что-нибудь  разобрать  в  их чудном
хороводе.
     -- Кто эти... тени? -- прошептала она. -- Что они делают?
     -- Говорю -- мельтешатели.
     -- Они... живые?
     -- А кто их знает! Смешные, --  отмахнулся  голос-гид.  --
Смотри, скорее, пригнись!
     Овальный  предмет  опускался  ей  прямо на голову. Девочка
послушно пригнулась и зыбкий снаряд величиной с хороший бочонок
прошелестел мимо. Мигнула неяркая вспышка, бочонок покачнулся и
замер.
     -- Сейчас начнется! --  сообщил  невидимка  и  возбужденно
хихикнул.
     Веяна  поморщилась.  Ее начинали раздражать дурные манеры,
чересчур заметные даже для невидимки.
     Тем временем странное существо вышло из круга.
     Жалкое, дрожащее, на ломаных угловатых ножках  и  огромной
лысой  головой. Тряся своей головой и беззвучно шамкая беззубой
пастью, оно подбиралось все ближе. Внизу барахталось  несколько
мелких и кривых созданий с носами плоскими, как у уток.
     Веяна  попятилась.  "Господи!  Ой,  мамочки! -- до чего же
страшно!"
     Образина  неотступно  ковыляла  следом,   мелкие   пищали,
невидимка хохотал. Все смешалось, как в кошмарном сне.
     Девочка  похолодела.  Острый  выступ  скалы  уткнулся ей в
спину. "Вот оно! Совсем рядом!"
     Веяна зажмурилась и замахала отставленными  ладонями.  Она
кричала   и   плакала,  наперечет  вспоминала  все  заклятия  и
приговоры. Кончиками пальцев она видела тень уже рядом с собой.
Невидимка умолк, но было не до него.
     Пальцы  болели,   суставы   ломило,   ладони   горели   от
внутреннего  тепла.  Жар полыхал в груди и поднимался все выше.
Нестерпимо жгло кожу. Веяна вскинула  вверх  руки  и  соединила
ладони.
     -- Так делала мама, -- неслышно прошептала она и закричала
что было сил:
     -- Так делала моя мама!
     Эхо подводного мира разнесло эту весть по всему айсбергу.
     Между внутренних впадин ладоней пылал уже настоящий пожар.
     Веяна застонала и слегка раздвинула створки, выпуская боль
наружу. "Так делала... мама."
     Бледно  розовое  сияние  вспыхнуло  над  головой. На плечи
Веяны посыпались искры. Она вся  сжалась  и  втянула  голову  в
плечи.
     Руки  свело  в  судороге. Девочка с испугом быстро глянула
вверх.
     Огненный шар завис меж разведенных ладоней юной  княжны  и
неторопливо отщелкивал разряды тонких молний.
     Неожиданно  его  перекривило.  По  поверхности  скользнули
голубые прожилки. Шар прогнулся посередине, раздался  вширь,  и
вдруг   с   силой   оттолкнул  руки  девочки  и  развернулся  в
ослепительное голубое кольцо.
     Веяна смотрела во все глаза.
 
     
 
     В  небесно  голубых  рамках,  все  из   грубо   слепленных
осколков,  покачивалось  небольшое  окно. Родное женское лицо в
тонких  морщинках  передергивалось  на  сколах   и   безучастно
смотрело перед собой.
     -- Да это же...
     Морщинки  затуманились,  полуразбитое стекло поплыло перед
глазами.
     -- Мама!
     Княгиня Ольга в своем тереме  вздрогнула  и  вгляделась  в
ледяной узор на поверхности старого ушата с водой. Ледяные иглы
сложились в неясную картину.
     -- Доченька!
     Руки   обеих   потянулись  навстречу  друг  другу:  тонкие
полупрозрачные из глубины каргенского моря и узловатые с синими
прожилками из подвала  родового  терема.  На  какой-то  миг  их
пальцы соприкоснулись и подтянулись поближе. Айсберг закачался,
а  на  другом  конце  галактики  с потолка подземелья посыпался
щебень. Но они не отпустили друг друга.
     Треснули каменные своды  и  будто  враз  прорвало.  Грохот
расколол   полутьму.   Сиреневые   молнии   заплясали  повсюду,
выламывая огромные куски камня и льда.  Основательно  трясло  и
терем и ледяное пристанище.
     -- О-о-тпусти ее!!! -- истошно вопил невидимка.
     Но  мать  и  дочь только крепче вцепились друг в друга. Не
было силы, что бы разъединила их вновь.
     Столб  белого  пламени  вспорол  пространство.  От  яркого
ствола  в  стороны  разбегались  кривые  трещины.  Голубое окно
полыхнуло в тумане и пропало  в  общей  ледяной  каше.  Айсберг
развалился  на  массу обломков. Они бурлили и плевались струями
колючих игл. Фонтаны мгновенно схватывались в  морозные  узоры,
но новые потоки крушили их и застывали сами.
     Все  выше  поднималась ледяная колоннада с многочисленными
переходами  и  беседками,  узорчатыми  изразцами  и   овальными
скатами. Все тише и мельче становился ледяной омут.
     Сверкнула   последняя  капля,  тонко  пропела  хрустальная
ветка, и необыкновенное здание застыло.
     По одной из колонн, цепляясь лапами и  хвостом,  спускался
мелкий ящер.
 

x x x

 
     --  За что мне такое наказание? -- бубнил он в промежутках
между лязганьем зубов и соскальзыванием  лап.  --  Кто  за  это
ответит?
     Скатившись до основания, отряхнулся и осмотрелся.
     Возвышенные утонченные формы не подняли его настроения. Он
потянул  носом  и  подполз  к  уширенной  посередине  небольшой
пирамиде. Мстительно блеснули его глаза.
     -- Ага, и ты здесь.
     Сквозь ледяную корку проступали нос, локоны  и  растерянно
моргающие  глаза  цвета  изумрудов.  Еще  -- рот. Все остальное
отсутствовало.
     -- Предупреждал ведь -- не шути с этим.
     -- Там была моя мама, -- тихонько пискнула  видимая  часть
Веяны.
     -- Очень рад, -- буркнул ящер. -- А мне что с этим делать?
Где мой  айсберг,  где  мельтешатели,  куда  выпал я сам? Как я
теперь другим демонам в глаза посмотрю? Ну, ответь. Колдуют тут
всякие, а как порядок наводить -- ни рук ни ног не соберешь.
     -- Так ты демон? -- воскликнула Веяна.
     -- Демон, -- скромно подтвердил недавний невидимка.
     -- Какой же ты маленький! -- изумилась  девочка  из  своей
пирамиды.
     --  Зато могучий, -- заметил ящер. И тут же поправился: --
Был. Теперь ты станешь им вместо меня, а я умываю руки.
     -- Демоном?! Я не хочу демоном, -- скривился рот.
     Возможно, где-то в отдаленной  колонне  задергались  и  ее
руки.  Зная характер княжны, можно в этом не сомневаться. Никто
и не сомневался. Ящер с тоской осматривал изувеченный  айсберг,
а новоиспеченный демон чувствовала себя явно не в своей тарелке
после ошеломляющего известия и ей было не до рук.
     Постепенно  княжна  осознала  всю  важность  перемен  в ее
жизни.
     -- Миленький  невидимка...  то  есть,  демон...  то  есть,
ящер...
     --  Я  из  древнего рода каргенских драконов, -- горделиво
сообщил он.
     -- Хорошо, -- не перечила ему Веяна,  --  дракон.  А  что,
демоны, они колдуны?
     -- И еще какие! Все в нашей власти!
          -- И теперь я тоже могу все, что захочу? -- осторожно
уточнила княжна.
     --  Да,  сила твоя беспредельна! Конечно, в пределах твоей
стихии.
     -- Стихии?
     -- Тебе отныне подвластен весь ледяной мир, как,  впрочем,
и  мне  когда-то.  Ты  можешь  ежедневно  наслаждаться плясками
мельтешателей. Если, конечно, не станешь хватать  их  за  руки,
особенно родственников из другой части галактики.
     -- Не стану, не стану! А что я еще могу?
     -- Все без исключения! -- важно объявил дракон-недоросток.
-- Любое  твое слово или жест изменит мир повсюду, где каменеет
вода.  "Колдовской  мир!"  --  Радостно  запрыгало  сердце   на
верхушке одной из прозрачных пагод.
     Мир,  о  котором  она столько мечтала! В прихожей которого
всю жизнь протолклась ее мать, но так и не  переступила  порога
светлицы. А она смогла!
     Мир,  где  обитают демоны, связанные заклятиями. Высвободи
демона -- и получишь  во  власть  его  стихию!  И  она,  княжна
Снежинская, получила!
     Пусть по неопытности и под влиянием чувств она поначалу не
справилась,  и  кристаллы  айсберга  поменяли  форму куда-то не
туда. Стали узорчатыми, как  все  эти  надоевшие  кораллы.  Это
ничего. Это она поправит. Зато теперь по одному ее слову океаны
вспенятся   ледниками  или  вершины  гор  покроются  настоящими
дворцами... Или...
     Возбуждение Веяны достигло предела.  Она  выкрикнула  свое
желание.
     Звездный  мир  распахнулся  перед  ними  во  всю  ширь. От
мириадов огней зарябило в глазах.
     -- Туда! -- указала Веяна и в тот же миг и  она  и  дракон
рассыпались в прах в снежном шлейфе кометы.
     --  Что  ты  задумала?  --  забеспокоился отставной демон,
барахтаясь в ледяной пыли.
     -- Щикотно, -- хихикнула  девочка,  по  крупинкам  собирая
себя всю в круглом ледяном ядре. -- Вот. Теперь лучше. И руки и
ноги при мне. Полетели!
 

x x x

 
     Они  мчались  вдвоем  в  ядре ледяной кометы сквозь черный
космос.
     Немигающая голубая звезда приближалась в ночи и, казалась,
звала к себе: "Ближе, ближе, еще, еще!". Ее  голос  звучал  все
громче, как колокол.
     -- Ближе нельзя -- растаем, -- наставлял дракон.
     -- Разве ты не слышишь? -- томно возразила Веяна.
     --  А  что  я  должен  слышать?  Я чувствую, что жарко, --
кипятился  дракон,  встряхивая  покрасневшими  пупырышками   на
спине.
     Но странный космический голос звал и манил Веяну.
     --  Остановись, пока не поздно, -- не находил себе места в
обширном ядре кометы маленький советник. -- Давай,  поворачивай
комету  назад.  Так  мы  свалимся  на голубое солнце, на Яросс.
Бррр! Как жарко!
     Он с  осуждением  глянул  на  белокурую  демоншу  и  слова
упреков застряли у него в горле.
     Веяна   стояла   на   цыпочках,   гордая  и  бесстрастная,
отстраненная от всего. Восторг и любопытство спали с  ее  лица.
Темные  зрачки  ее  глаз,  несмотря  на  сияние  близкой Яросс,
разошлись до предела. Она отрешенно взирала на голубую звезду.
     А Яросс  летела  навстречу  и,  казалось,  манила  к  себе
всплесками пунцовой по краям мантии.
     Маленький  дракон  истошно  завопил,  и  с  силой  ткнулся
зачарованной деве в колени.
     Жестом,  облегающим  тело   от   головы   до   пояса,   та
отгородилась  от  дракончика с его предупреждениями. Он онемел.
Но не сразу понял, что совсем  потерял  голос  и  долго  кричал
впустую.
     Голубое  солнце  подобралось  вплотную и вспыхнуло ярко до
невозможности, сразу повсюду. Дракончик надвинул на свои  узкие
глаза перепонки и затих.
     Поверхность  кометы вскипела и паром заволокло светило. Их
завертело. На какой-то миг Веяна опомнилась.
     Ядро кометы  рассыпалось  на  глазах.  Девочка  пошевелила
пальцами,  но  в ответ на ее движение множество ледяных рукавов
растопырилось в стороны.  Повернула  голову  --  и  эти  рукава
распались на кольца и яростно завертелись по кругу.
     Стало  страшно. Не понимая, что происходит, она закричала,
но крик обратился хрустом разбитого стекла.
     Потеряв совсем голову, Веяна металась, как птица, в силках
своего могущества,  и  каждое  ее  движение  меняло  и  ледяную
клетку.
     -- Твори скорее обратно! -- ворвался тонкий писк дракона.
     Девочка   чуть   скосила   глаза.  Ледяные  иглы  пронзили
несчастного насквозь.
     -- Осторожнее! Думай, что делаешь! -- выкрикнул напоследок
ее чешуйчатый друг и исчез в сизом облаке пара.
     Все вокруг исчезло.
     -- Что делать? Что делать? -- сумбурно стучало  в  голове.
--  Ведь  теперь никто не поможет. Вспомнить хотя бы слово. Его
говаривала моя  мать,  собирая  из  ледяных  игл  свои  картины
пророчеств.  И  еще  ее  жест  --  руки,  сложенные  вместе над
головой.  Как  я  сразу  не  поняла?  Выходит,   она   у   меня
взаправдешная колдунья. Теперь слишком поздно! Что там еще?
     Веяна  коротко  вздохнула,  и окутанная паром комета мигом
усохла до размеров сундучка  с  рукоделием.  Коротко  ойкнув  и
замерев, чтобы не совершить чего похуже, Веяна представила, что
сводит ладони вместе.
     --  Только  бы  мои  руки  оказались  при  мне! Где-то они
сейчас? Что из всего этого выйдет?
     -- О? О!
     Она почувствовала тепло. Ее руки встретились здесь  или  в
незримой  дали, теперь уже неважно, и между ними разрасталось в
шаре заповедное слово.
     -- Знать бы еще, на месте ли  мои  глаза?  Она  ни  в  чем
теперь  ни  могла  быть  уверена.  В общем, жуть! Ни кометы, ни
Яросс, ни дракона, и, может быть -- ни ее самой!
     -- Из огня -- да в полымя, -- обреченно рассуждала княжна.
-- Или совсем наоборот -- изо льда да в омут. Ничего не  видно.
Где я теперь? И где дракончик? Ау!
     Веяна прислушалась -- ее собственный голос не вернулся.
     -- И эха тут нет. Совсем пропащее место.
     Мысли путались и глаза все реже хлопали в темноте.
     -- Хоть сон... А то... А...
     Усталость  взяла  свое, переборола и унесла Веяну в Снежин
на родную Землю.
     В этом  черном  и  пропащем  месте  спалось  на  удивление
спокойно и сладко.
 
 

Глава 3.
 ПЕЩЕРА КОЛДУНА.

 
 
 
     Тем громче было пробуждение.
     Удары  ломились  из  темноты,  и  пол трещал и прогибался.
Качало, как на палубе в хороший ветер.
     Веяна протерла глаза. По-прежнему ничего не видно. Упругие
теплые струи переворачивали ее вниз головой.
     -- Значит, это море, -- определила девочка.
     Ползком,  наугад,  слепо  ощупывая  дно,   она   двинулась
подальше от громовых раскатов.
     -- Только бы не заблудиться, только бы найти выход, -- как
заклинание твердила она.
     Не  раз  и  не  два  Веяна  утыкалась  головой  в странные
чешуйчатые колонны.
     -- Опять эти водоросли, -- ворчала она, бочком огибала  их
в темноте и резво продвигалась вперед.
     Неясный  свет  замаячил  вдали. Неровный со всполохами, он
давал надежду. Веяна выпрямилась. Редкие  завихрения  воды  еще
сбивали  с  шага,  но юная княжна больше не желала уподобляться
подводным тварям и плыть или ползти, и шла, поминутно оступаясь
и поскальзываясь.
     Необыкновенных размеров грот открылся весь сразу. И  сразу
накрыл потрясенную девочку полноводным морем огней.
     Освещенная  отовсюду,  подводная  пещера  не имела границ,
лишь  поверху  смутно  поблескивали  своими  гранями   каменные
выступы и колонны.
     Реки   со   сверкающим   руслом  пересекали  дно  во  всех
направлениях. От них кверху тянулись  гигантские  продолговатые
пузыри  и клочья белого пара. Но то, что Веяна разглядела в его
рваных просветах, заставило ее побледнеть.
     Она со вздохом  обняла  ближайшую  колонну  и  сползла  на
корточки.
     В   глубине   грота,  лишь  смутно  различимые  в  тумане,
размеренно  вышагивали  двуногие  и   сгорбленные   скалы.   Их
закругленные  вершины  уходили  к  своду,  а  глубокие  трещины
морщинили бока.
     Под  ногами  гигантов  вертелось  несколько  гладких  глыб
поменьше -- рядом с первыми просто крошек.
     Горы-великаны  поминутно  останавливались и зачерпывали из
рек огненно-красную жидкость.  Вода  вокруг  их  ладоней-ковшей
мигом вскипала. Они же невозмутимо и с урчанием, смахивающим на
рокот проснувшегося вулкана, отправляли смертельную порцию себе
в рот, проливая и разбрызгивая остатки. Мелкие глыбки подбирали
и их.
     Адское  пастбище  привораживало.  Но не эти поедатели лавы
так  напугали  княжну.  На  невысоком  холме  перед   пастбищем
огнеедов  высился  ясно  различимый  трон  с  высокой спинкой и
массивными подлокотниками.
     В глубине  его  в  клубах  белесого  пара  трепыхалась  до
отвращения и боли знакомая фигура. Фигура лже-посла, повелителя
тьмы и ночи.
     Это был Випшу.
 

x x x

 
     Едва  опомнившись,  Веяна  поспешила укрыться за ближайшей
колонной, но громовой голос остановил ее:
     -- Посмотрите, кто к нам пожаловал!
     Эти раскаты так не вязались с писклявым фальцетом Випшу на
приеме у  князя,  что  девочка  от  неожиданности  замерла.  Со
страхом  она  подняла  глаза  к  трону.  Свесившись  с высокого
сиденья, толстяк довольно ухмылялся.
     -- Что-то вы со своим домовым из Снежина  совсем  позабыли
меня.  Не  заходите,  не  навещаете,  а  вы мне очень нужны, --
пробасил колдун, кутаясь в длинный сиреневый плащ.
     -- Я... Я не знаю никакого домового, -- стараясь  говорить
твердо,  выкрикнула  в ответ княжна. -- Я знаю воеводу Ярополка
-- воина моего отца!
     -- Это, детка, одно и то же. Хотя, детка, -- он  расплылся
в  улыбке,  --  ты  права: нет больше никаких Снежинов, никаких
воевод, как скоро не станет и князя Святогора с княгиней Ольгой
и, вообще, Земли!
     -- Что вы с ними сотворили? Отвечайте, подлый вы  человек!
Так-то  вы  отвечаете  на протянутую моим отцом руку помощи? --
откинув назад белокурые  волосы  и  гордо  выпрямившись,  Веяна
шагнула вперед, на лобное место к самому трону.
     Випшу  так и взвился от восторга. В горячности он отбросил
солидность и заверещал тоненьким голоском:
     -- Ошибаешься, детка. Не было никакой вашей дурацкой руки.
Была нога, моя нога -- подножка вашему дощатому Снежину! Это  я
взял Волшебный Посох! Он теперь мой! И как только я доберусь до
двух  оставшихся  волшебств,  -- Крабовидного Плаща и Огненного
Меча -- не будет никого равных мне по силе во всей Вселенной!
     Веяна едва не задохнулась от негодования:
     -- Ничтожный вы человечишка! Отвечайте, где Ярополк?
     -- Где, где. Уж не думаешь ли ты, что его спасут  стены  и
купол Каменьгорода?
     -- Каменьгорода?
     -- Да. Этот жалкий подводный городишка возомнил себя пупом
этой планеты  --  пупом  Каргена.  И  все  потому,  что ему, по
преданию, покровительствует богиня  Яросс.  Ха!  Нужны  они  ей
больно! Один я знаю, в чем тут дело.
     Випшу  в  самодовольстве раздувал щеки. Перегнувшись через
подлокотники, он хитровато посмотрел на Веяну.
     -- Ага, вижу, тебе хотелось бы проникнуть в мою тайну?
     -- Вовсе  нет,  --  пренебрежительно  передернула  плечами
земная княжна.
     --  Да,  да.  Любой  на  твоем  месте  локти  кусал  бы от
нетерпения. Но тебе я скажу. И знаешь почему? Веяна с  деланным
безразличием рассматривала туман под куполом.
     --  Нет,  я, все-таки, скажу! Да и куда ты денешься с моим
секретом? Оглянись -- повсюду мои слуги! А теперь слушай...
     Девочка невольно затаила дыхание.
     -- В храме богини Яросс, что на главной площади города,  у
самого  алтаря,  стоит  на  постаменте  статуя, а внутри нее --
огромных размеров камень -- в  рост  нормального  человека,  --
Випшу выпятил свою грудь.
     -- Значит, мне по пояс, -- отметила про себя Веяна.
     --   Внутри   камня   заключена   накидка   необыкновенной
прочности. Это и есть второе волшебство -- Крабовидный Плащ. На
изготовление  этого   плаща   у   волшебниц-ткачих   ушло   три
крабовидных  туманности!  В  нем, в нем -- притягательная сила,
охраняющая город. Владеющий Плащом неуязвим ни для  оружия,  ни
для  колдовства.  Вот почему я со своей армией никак не могу ни
захватить Каменьгород ни овладеть магическим камнем.
     -- Вот это хорошо! Но зачем же теперь  понадобились  мы  с
Ярополком?
     --  Ага,  не  понимаешь?  И  никто  не понимает! Только я.
Вообще, ты заметила, какой я умный? Ярополк принесет  мне  этот
камень.  Принесет,  как  миленький, когда узнает, что ты в моих
руках, --  Випшу  расхохотался,  глядя  сверху  на  растерянную
девочку.
     Но недолго он торжествовал.
     --  Не  бывать  этому!  Я  убегу!  --  зеленые глаза Веяны
разгорелись, она судорожно сжимала и разжимала кулачки.
     -- Хо, хо, хо! Как распушила  перышки  птичка!  --  колдун
неожиданно  заорал:  --  Куда  ты денешься? Да ты знаешь, с кем
разговариваешь?
     -- Нетрудно догадаться, -- звонко выкрикнула Веяна,  --  с
вором и наживкой для честных и благородных людей!.
     -- Что-о-о!? Что ты сказала? Да ты..! Да я..! -- коротышка
вскочил ногами на трон и судорожно заглатывал воду.
     Веяна  попятилась.  Не в ее интересах было ждать развязки.
Она развернулась и бросилась бежать. Бежать, плыть, лететь!
     Назад к темному туннелю!
     -- Держите ее! Хватайте! -- визжал за спиной толстяк.
     --  Врешь.  Не  догонишь,  со   всеми   своими   каменными
истуканами, -- задорно откликнулась девочка и прибавила ходу.
     Увидев, что его заложница ускользает, колдун выпрямился во
весь свой  небольшой  рост,  вытащил  из-под  накидки Волшебный
Посох и вскинул его над головой. Самая могущественная волшебная
палка вселенной извергла из себя хилую тусклую  молнию.  Молния
мигнула два раза и погасла. Колдун разъярился, ударил Посохом о
камень  и  встряхнул  со  всей  силы.  Голубой бриллиант на его
рукояти потемнел, потерял прозрачность и Випшу заволокло  сизым
дурнопахнущим туманом.
     Випшу чихал и мычал от ярости:
     --  Кватеракс-патеракс!  А-апхчи!  Воины тьмы! Воины тьмы!
А-апхчи! Я призываю вас!
     Веяна краем уха прислушивалась к его крикам и улепетывала,
что было сил. Туннель, он уже так близко!  Несколько  невысоких
столбов в чешуе, наподобие рыбной -- она минует их и спасена.
     -- А-ах! Они растут? Быстрее!
     Столбы  на глазах выпирали из земли. Следом -- все новые и
новые. И не было им конца! Куда бежать?
     Колонны частоколом отсекали путь  к  туннелю.  Их  зеленые
кольчатые стволы раздались, полопались и развернулись вширь.
     Веяна с ужасом смотрела.
     Из  верхней  части  выворачивались  головы с необыкновенно
высокими  лбами.  Резким  оборотом  они  переходили  в  плоские
затылки.  Никаких ушей. Глаза упрятаны в двух парах узких щелей
-- спереди, на обычном месте и на вершине  лба.  Рыбы  это  или
люди?
     -- Воины тьмы, схватите ее! -- доносилось сзади.
     С  чешуйчатой  кожи  этих  уродов свисали когтистые лапы с
развитой мускулатурой. Жесткие кожные складки расширяли их тело
в стороны. Передвигаясь вприпрыжку на  коротких  кривых  лапах,
воины тьмы двинулись на Веяну.
     Спереди  -- зеленые чудища, сзади -- Випшу с огнеедами. Их
тяжелые каменные шаги явственно слышно по содроганию  почвы,  а
горячее  дыхание  вперемежку  с  протяжным воем уже жгло спину.
"Ой, господи,  мамочка!  Я  пропала."  --  Веяна  закрыла  лицо
руками.
     Вой надвигался отовсюду и не было от него спасения.
     Неожиданно кто-то мяукнул в самое ухо:
     -- Сюда, скорее!
     Колючие льдинки похолодили ей шею.
     --  Дракончик,  это  ты?  --  девочка отняла руки от глаз,
боясь, что это ей только послышалось. -- Где ты? Почему я  тебя
не вижу?
     --  Я  здесь,  рядом.  Не  теряй  времени. Я попробую тебя
вытащить.
     -- Так ты снова стал демоном? -- обрадовалась  княжна.  --
Демончик, милый, забери меня отсюда.
     --    Теперь    демон    --   я,   --   важно   подтвердил
невидимка-дракон. -- Быстренько забирайся ко мне.
     -- Но как? -- Веяна растерянно крутила головой.
     --  Держи  свет-шарик!  --  выкрикнул  ящер  и   оранжевое
искристое  облачко  вспыхнуло у нее в руке. Тонко запели искры,
разлетаясь по сторонам. И за каждой тянулся прозрачный след.
     Лучистая сеть окружила Веяну. Нити засверкали кристаллами.
     -- Сюда! Сюда! -- верещал невидимка.
     -- Сюда... --  как  молитву,  бережно  повторила  девочка,
подставляя щеки снежному вихрю.
     --  Держите  ее!  Дер...  --  колдун  запнулся и вытаращил
глаза.
     Его подручные невозмутимо протопали мимо. Ледяная  дорожка
хрустела   у  них  под  ногами.  А  Веяна  под  снежной  вуалью
становилась все тоньше, все призрачней. Волшебный ветер утих  и
серебристая дорожка опустела.
     Випшу  в  бешенстве  топал  ногами.  Каменные  великаны  и
монстры тьмы равнодушно окружали своего  повелителя.  Ни  одной
мысли  не шевельнулось в их рабьем мозгу. Им приказали хватать.
Хватать некого. Они стояли.
 
 

Глава 4.
 БИТВА В ПОДВОДНОМ ГОРОДЕ.

 
 
     Едва добравшись до айсберга, Веяна запаниковала.
     -- Невидимка, миленький, -- молила она. -- Если  ты  снова
демон, скажи, где сейчас Ярополк? Можем мы его увидеть?
     -- Можем, -- как и положено демонам, громыхнул голос.
     --  Ого,  --  уважительно  поежилась  девочка.  -- А давай
посмотрим его! Ну, пожалуйста.
     -- Но обещай, -- вещало с ледяных небес раскатистое нечто,
-- что не выкинешь больше этих земных колдовских штучек!
     -- Обещаю-обещаю, -- торопила княжна, -- только  поскорее.
Его нужно предупредить.
     --  Смотри!  --  выкрикнул невидимка, и прозрачный айсберг
замутили набежавшие тени.
     И Веяна увидела!
 
     
 
     Бог мой! Вокруг кипела битва!  Люди  с  бледной  кожей  на
крепостной    стене    оборонялись    от    темных   воинов   с
тугоперехваченными пучками волос на затылке.
     Сверху и крепостную стену и весь город прикрывал  странный
туманно прозрачный купол. Многочисленные колонны удерживали его
на  себе. Но просвет между куполом и стеной оставался открытым.
Туда и устремлялись смуглые фигуры с трезубцами в руках.
     Веяна глазами выискивала воеводу, но не  могла  разглядеть
его среди сражающихся. Тогда она приблизила панораму к себе.
     Девочку никто не замечал, да ее и не было в гуще сражения.
Только   благодаря   сверхестественным   стараниям  демона  она
наблюдала сам бой.
     Немногочисленные защитники города сжимали в руках короткие
мечи со сверкающими полупрозрачными лезвиями,  и  этим  оружием
они  сдерживали  натиск  врага.  Веяна отчетливо видела бледные
лица горожан, слышала их переговоры между собой. Но Ярополка на
стене не было.
     -- Воины тьмы! Воины тьмы! -- донесся сдавленный шопот.
     Веяна обернулась.
     Три, пять, шесть... Восемь  черных  шаров  с  хороший  дом
величиной одновременно надвигалось на город. Размеренные гулкие
удары перекатывались по их безликому строю.
     --  Пики  к  бою! -- раздался зычный голос Ярополка совсем
рядом.
     Девочка вздрогнула:
     -- Да где же он?
     -- К бою! -- эхом пронеслось по стене.
     Темнокожие воины без звука  откатились  назад,  освобождая
место вновь прибывшим.
     Шары,  покачивая  матовыми  боками,  неспешно  подрулили к
стене, затем поднялись еще  выше  и  зависли  над  головой.  На
минуту все стихло.
     --   Почему   они  медлят?  Что  они  задумали?  --  Веяна
порывалась спросить об этом у ближайшего горожанина, но тот  не
слышал и не видел ее.
     Удары  в  глубине  шаров  зачастили,  и  их  строй  рывком
надвинулся на самую стену.
     -- Ой-й-а! Ой-й-а! -- с журчанием длинные  пики  со  стены
пронзали воду и погружались в округлую тьму.
     Шары  безостановочно  всей массой продвигались все дальше,
унося в своем чреве застрявшие пики.
     Веяна застыла в немом ужасе. Казалось, никакие преграды им
не страшны, и город открыт для вторжения.
     Но туманный свод  Каменьгорода,  при  всей  своей  внешней
хрупкости,   все-таки,   выдержал.   Слишком   большие,   чтобы
втиснуться в просвет под куполом, шары замерли на месте.
     В ту же минуту мгла  над  стеной  растаяла  и  две  дюжины
чудовищ  с  когтистыми  лапами  и  зеленой  чешуей двинулись на
людей, на ходу выдергивая из себя соломинки копий. Этих девочка
узнала сразу -- то были воины Випшу.
     -- Я опоздала! Випшу уже здесь, Ярополк все еще ничего  не
знает, и я не могу его предупредить!
     Веяне  ничего  не оставалось, как молча смотреть спектакль
со смертельным финалом.
 

x x x

 
     Воины тьмы теснили людей повсюду. Их  самих  не  брали  ни
пики  с  прозрачными  наконечниками из того же материала, что и
купол над городом, ни стальные мечи. Все отражала темно-зеленая
чешуя. Теряя в отчаянной борьбе метр за метром, люди отступали.
     Ярополк -- наконец-то Веяна его отыскала -- бился огромным
двуручным мечом сразу с двумя плоскозатылочными монстрами.
     Не в силах повредить чудовищам,  он  мечом,  как  тараном,
тормозил  их продвижение по стене. Плечо к плечу с ним сражался
горожанин с остроконечной пикой.
     Внезапно девочка увидела, как сверху на  них  двоих  летят
трое  смуглокожих  воинов с трезубцами наперевес. Ни воевода ни
его соратник не замечали  грозящей  опасности.  Секунда  решала
все.
     "Меня  не слышат!" -- Веяна отпрянула от картины и закрыла
лицо руками.
     Рядом чему-то своему возбужденно радовался невидимка:
     -- Ледяные копья! Так его! Коли! Коли!
     Молнией промелькнула мысль: "Ледяные?  Тогда  еще  не  все
потеряно! Ну, я пошла!"
 

x x x

 
     Многое беспокоило Крона, градоначальника подводного города
Каменьгорода:  "Что  будет,  если  иноземный рыцарь не выдержит
натиска воинов повелителя ночи? Тогда  никто  и  ничто  уже  не
удержит  их полчища от вторжения, и священный Каменьгород падет
вопреки предсказанию. Почему морские кочевники и  армия  Випшу,
всегда  враждовавшие  друг с другом, сегодня вдруг объединились
против горожан? Что наобещал им коварный колдун?"
     Отгоняя мрачные мысли, Крон переключился на  ближний  бой.
Своей  парализующей пикой с наконечниками изо льда, напитанного
могучими лучами Яросс, он старался хотя бы  ослепить  массивных
монстров тьмы и этим помочь Ярополку.
     Лед   для   наконечников,   сколотый  с  надводных  вершин
айсбергов,  обладал  воистину  чудесными  свойствами.  Лучистая
энергия солнца придавала ему твердость алмаза, он не таял и был
способен  парализовать  врага  на расстоянии трех шагов. Только
каменьгородцы обладали секретом обработки боевых кристаллов.
     Эффективное  средство  против  кочевников  и   акул-убийц,
ледяные  пики  становились бесполезными в бою против чешуйчатых
чудовищ с  глубоко  упрятанными  в  узкие  щели  глазами.  Лишь
метательные снаряды поражали ходячие крепости Випшу. Но сегодня
их   запас   исчерпали   на  темнокожих  кочевников.  Никто  не
предполагал, что следом на приступ пойдут воины тьмы.
     Теперь каменьгородцы  отступали  и  могли  лишь  замедлять
продвижение противника.
     Крон стиснул зубы и высоко вскинул пику в морду ближайшего
монстра.  На  этот раз удар достиг цели. Тот взревел и отпрянул
назад. Щель одного из четырех его глаз плотно захлопнулась.  Но
то  была  минутная  победа.  Помотав головой, порождение темных
подводных пещер надвинулось снова. Что  толку  колоть  великана
иголками!
     Отставив оружие в сторону, Крон попятился назад.
     В  этот  момент  ледяной наконечник его пики налился ярким
светом, тугой пучок вырвался из острия,  и  тощая  человеческая
фигурка     беспомощно     забарахталась     под    ногами    у
монстров-великанов.
     -- Ярополк! Сверху! Берегись! -- истошно вопила она.
     Ярополк резко вскинул голову вверх одновременно с  острием
своего меча. Тускло блестнула полоса стали. Воевода предпочитал
проверенное   временем   оружие,   а  не  нашпигованные  светом
парализаторы всех систем.
     Темно-красная прерывистая полоса обозначила его взмах. Три
тени беззвучно упали на пол.
     Следом за этим Ярополк с развороту ткнул окровавленный меч
в брюхо зеленого чудовища. От  нечеловеческого  усилия  каленая
сталь  не  выдержала  и  лопнула  у самой рукояти, но и доспехи
воина тьмы -- тоже. Рев сотряс стену. Зажимая смертельную  рану
с  застрявшим  лезвием, монстр рухнул наземь. В самый последний
момент воевода выхватил из под туши испуганную Веяну и отбросил
ее Крону.
     -- Наконец-то я нашел тебя!  --  тем  не  менее,  радостно
воскликнул  он. -- Крон, выведи княжну в место побезопаснее! --
но, взглянув на бездыханную девочку на руках Крона, добавил:
     -- Короче, унеси ее отсюда.
 

x x x

 
     Стена,  темно-красные  пятна...  "Что  это  было?"  Голова
слегка  кружилась  и подташнивало. Девочка с опаской приоткрыла
глаза.
     Нет, не чудовища.  Люди.  Вокруг  нее  суетилось  двое  --
высокий  и  низкий. Оба в громоздких костяных доспехах и шлемах
из надвинутых по самые глаза раковин.
     -- Ей так неудобно, -- беспокоился низенький.
     -- Что ты понимаешь?  Она  в  обмороке,  ей  нужно  больше
свежей воды, -- высокий, растопырив пальцы, подгребал воду.
     Увидев,  что девочка пришла в себя, оба охнули, всплеснули
руками и неуклюже помогли ей подняться.
     -- Вы кто? Где Ярополк? -- были ее первые слова.
     -- Нет. Он там, на западной стене.
     -- Да. Да, там, -- собратья по оружию  дружно  указали  на
далекую стену, что проглядывала местами между башнями где-то за
городом.  Башни  и  башенки  причудливо  лепились друг к другу,
заслоняя горизонт.
     -- Да кто же вы?
     -- Мы же сказали: он,- высокий пихнул низенького,- Да.
     -- А он, -- низенький не остался в  долгу  и  как  следует
наподдал высокому, -- Нет.
     -- Как это, да и нет? -- не поняла Веяна.
     --  Зовут  нас  так,  -- хором объяснили нелепые воины, --
просто Да и Нет.
     Веяна, улыбнулась, пожала плечами  и,  приложив  ладонь  к
глазам,  стала  вглядываться  вдаль.  Но  много  разглядеть  не
удалось. Видно было  только,  что  бой  продолжался  с  прежней
силой.  Люди,  светлые  и  темные, перемешались. Частые вспышки
ледяных  пик  серебрили  живую   черно-белую   мозаику.   Особо
выделялись  выступающие  над  общей  массой  зеленые  изваяния.
Однако, их стало заметно меньше. Девочка не насчитала и  десяти
чудовищ тьмы.
     В  это  время  поверху,  из-под купола со стороны города к
стене придвинулись неприметные, под  цвет  воды,  продолговатые
баллоны.  Светлые  фигуры  отхлынули назад, оголив место вокруг
противника. Зависнув над кочевниками, баллоны разом  распахнули
свои люки и разноцветный поток хлынул вниз.
     --  Пузырящиеся  рыбы!  Пузырящиеся  рыбы!  -- закричали в
восторге оба каменьгородца.
     --  Пузырящиеся  рыбы?  --  с   недоумением   переспросила
девочка.
     -- Ты не знаешь? -- удивился низкий Да.
     -- Она не знает, -- терпеливо пояснил высокий Нет.
     И, взахлеб, оба:
     -- Рыбы с одурманивающей пеной. У нас их вон сколько!
     Княжна перевела взгляд на далекую стену.
     Яркие   струи   неразличимых  отсюда  рыб  наскакивали  на
кочевников сзади  и  сверху,  внося  разброд  в  их  ряды.  Там
творилось  что-то  невообразимое.  Наглотавшись  дурмана, часть
темнокожих обратила оружие против своих соплеменников,  другие,
оставив трезубцы, налегке уплывали за стену.
     Теперь  соотношение  сил  изменилось. Переждав пузырящуюся
бомбардировку,   защитники    Каменьгорода    сами    атаковали
растерянное воинство, обратив его остатки в бегство.
     Брошенных  без  прикрытия  воинов  тьмы  валили  баграми и
спихивали наружу, откуда им уже не подняться.
     Оба каменьгородца обнялись и,  путаясь  в  длинных  пиках,
шумно  праздновали  победу.  Неожиданно  один  из них, тот, что
повыше, кажется --  Нет,  оттолкнул  низенького  и  подпрыгнул,
силясь  достать  высоко плывущего одинокого врага, неведомо как
попавшего на восточную  стену.  Ледяное  острие  с  запозданием
кольнуло лишь цветной бурун его следа.
     --  Ладно.  С  ним  там  разберутся,  --  скрывая  досаду,
небрежно бросил он и кивнул в сторону кружевного города.  --  И
откуда он взялся? Небось, наглотался дурманящей пены, бедолага.
     Его сосед в это время озабоченно осматривал свои ласты.
     --  Послушай,  что  ты  мне  подсунул?  --  он пхнул в бок
высокого Нета. -- Что это такое, я спрашиваю?
     Да выставил перед собой лапчатую ногу, всю в дырах.
     -- Это, по твоему, ласты?
     Нет с преувеличенным вниманием изучал горизонт.
     -- Я тебя спрашиваю, -- не успокаивался низенький  Да.  --
Сам-то что надел? Новые, небось?
     --  А?  Что?  --  деланно спохватился Нет. -- Какие ласты?
Эти, что ли? -- Он  пренебрежительно  ткнул  себе  под  ноги  и
задвинул  их  в  тень.  --  Новые?  Да, да что ты! Их только на
выброс.
     -- А по-че-му они без дырок? -- крутил  головой  низенький
и,   подбоченясь,   наступал   на  высокого.  --  Нет,  почему,
спрашиваю?
     -- Почему? А, а, ...
     -- А?
     -- А-они  до  того  старые,  что  даже  дырки  на  них  не
держатся, -- нашелся, наконец, владелец новых блестящих ласт.
     --  Ты  мне мозги не пудри, -- Да напирал. -- Отвечай, где
те, другие?
     Он подошел к высокому Нету вплотную,  живот  к  животу,  и
вскинул свой подбородок кверху.
     Веяна   потешалась  над  ними.  В  запальчивости  спорщики
позабыли,  где  находятся.  Если   бы   они   охраняли   сейчас
противоположную стену, где заканчивалась битва, разговоров было
бы куда как меньше.
     --  Нет,  вы послушайте его! Я украл его дырявые ласты! --
Нет взывыл к Веяне, как к единственному свидетелю.
     --  Как  раз  не  дырявые,  не   дырявые!   --   кипятился
потерпевший. -- Дырявые на мне. Вот они!
     Он покрутил ногой с надорванной перепонкой.
     -- Ага, -- обрадовался Нет, -- выходит, ничего не пропало?
Ну, вот, а ты столько шуму поднял.
     Низенький  Да икнул, наморщил лоб и, возведя глаза кверху,
сосредоточенно   забормотал.   Так   ничего   не   решив,    он
вопросительно глянул на девочку. Та с улыбкой пожала плечами.
     --  Надо  же,  где-то обманул, -- с досадой проворчал Да и
отступил назад. -- Кто бы мог подумать: пропали дырявые  ласты!
Или не пропали?
 

x x x

 
     Нету  был  неприятен  весь  этот  разговор  и  он поспешил
переменить тему.
     -- Каков нахал! -- громкогласно провозгласил он.
     -- Кто нахал, я? -- у Да даже брови  взлетели  на  лоб  от
возмущения.
     --  При чем здесь ты? Я говорю о том толстяке, что проплыл
над нами. Жаль, я не достал его!
     Теперь взвилась Веяна:
     -- Толстяке? Вы сказали, тот кочевник был толстым?
     -- Да,  нет.  Ты  ошибаешься,  --  Нет  покровительственно
улыбался  наивной девочке. -- Кочевники не бывают толстыми. Они
вечно воюют. А тот кочевник, тот кочевник...,  --  он  замялся,
припоминая,  каким  был  тот кочевник, и окончил растерянно: --
...был толстым.
     Веяна жадно глядела на него, боясь упустить хоть слово, и,
когда он кончил, горестно всплеснула руками:
     -- Ну, конечно, это был Випшу!
     -- Колдун Випшу?! -- разом воскликнули нерадивые охранники
Каменьгорода.
     -- Короткие пухлые руки?
     -- Да.
     -- Кривой крючковатый нос?
     -- Да, да. Но зачем?
     -- Но почему?
     И снова хором:
     -- Мы же победили его!
     -- Вы разбили  армию,  а  не  самого  колдуна,  --  княжна
лихорадочно соображала, что делать.
     -- Что же нам делать?
     --  Вот  что: срочно разыщите Ярополка. Передайте ему, что
Випшу направляется к статуе Яросс. Поторопитесь, у  него  самые
дурные намерения!
     -- А как же ты?
     --  Я? Я попробую ему помешать, -- просто сказала девочка,
будто речь шла о легкой прогулке, а не  схватке  с  повелителем
гор-огнеедов и, видя, что охранники колеблются, вскричала:
     -- Да не стойте же, как истуканы!
     --  Бежим!  Плывем!  --  толкаясь на ходу, разнокалиберные
каменьгородцы сорвались с места и взмыли в вышину.
     Веяна проводила их  затуманенным  взглядом  и  тут  только
сообразила,  что  не  знает,  где та главная площадь, о которой
похвалялся Випшу.
     -- А где тут площадь? -- слабый  девичий  возглас  одиноко
повис в мутноватой воде городских окраин, потревожив лишь эхо.
     Княжна  только  теперь огляделась вокруг. До этого момента
сам город ее как-то не интересовал, -- сражение на той  стороне
занимало ее целиком. Теперь она рассмотрела и город.
     И  первое,  что  бросилось  ей  в  глаза -- так это полное
отсутствие домов. То есть, сам  город  как  будто  существовал:
светили  далекие огни, строения, похожие на башни, загораживали
друг друга и нависали над тем местом на крепостной  стене,  где
растерянно озиралась земная девочка, но домов не было.
     -- Вот так штука, -- а как искать площадь, если нет домов?
     Веяна   привстала   на   цыпочки,  вытянула  шею  и  легко
соскользнула со стены навстречу странному городу.
 
 

Глава 5.
 ОЖИВЛЕНИЕ СТАТУИ.

 
 
     Легонько перебирая ногами, Веяна  плыла  по  Каменьгороду.
Она осторожно вплывала в просторные туннели, освещенные тусклым
светом,  и  нигде-нигде  не  встретила ни души. Подводный город
словно вымер.
     -- Неужели все каменьгородцы воюют на западной стене? -- с
тревогой думала она. -- У кого же спросить дорогу на площадь?
     Прохладная струйка выскользнула из  неказистого  переулка.
Минутный вихрь завертел Веяну и, посмеявшись, бросил.
     Девочка   остановилась   в   растерянности.   Теперь   она
окончательно заблудилась: не помнила и откуда приплыла. Со всех
сторон  ее  окружали  одинаковые  трубы-туннели   и   тупиковые
переходы  с  огромными  шарами-вздутиями  на  концах. Какая тут
может быть площадь?! Никакой площади не было и в помине!
     -- Просто ужас, что за город! Как тут можно что-то  найти?
Но  я  должна  спешить -- Випшу, конечно, направился прямиком к
статуе Яросс. Уж он-то не разгуливает понапрасну.
     Если бы она знала, как ошибалась!
     Дело было в том, что Випшу тоже заблудился.
     На самом деле, колдун,  как  и  Веяна,  впервые  проник  в
Каменьгород. В тот раз, когда он скандалил, его дальше порога и
не  пустили.  И хотя его, в отличие от земной девочки, радовала
безлюдность города, да и знал он о храме  со  статуей  побольше
Веяны  через  своих  пронырливых лазутчиков, удача сегодня была
явно не на его стороне.  Он  шнырял  по  уровням  и  переходам,
залазил  в  туннели  и  обратно, -- все напрасно: храма не было
нигде.
     Совершенно неожиданно колдун  увидел  Веяну  невдалеке  от
себя.
     В  теперешние  планы  Випшу  не  входило ни захватывать ее
снова в плен ни,  тем  более,  вытаскивать  отсюда,  и  он  уже
намеревался  незаметно  отплыть в сторону, когда громкий оклик:
"Веяна!" остановил его. Колдун отложил свое бегство и притаился
за изгибом туннеля.
     На  открытое  пространство,  буруня  перед   собой   воду,
стремительно  вырвался  герой  сегодняшней  битвы, "истребитель
воинов  тьмы",-  как  прозвали  его   каменьгородцы,-   воевода
Ярополк.   Слегка   поотстав   от   него,   чинно   плыл  Крон,
градоначальник Каменьгорода.
     Веяна уныло проследовала своим курсом и даже не  взглянула
на прибывших.
     Ярополк  с  интересом  понаблюдал  за орбитой ее вращения,
весело сощурился  и  уверенным  движением  руки  разорвал  этот
порочный круг.
     -- Если не ошибаюсь, княжна, вы меня призывали?
     Та  подняла  глаза  и  молча  кивнула  в  ответ.  Слезы на
мгновенье блеснули в ее глазах. Море тут же выпило их.
     -- И что же? Вот я здесь!
     -- А, пустое, воевода. Поздно. Поздно.
     -- Не слишком вразумительно. Поздно для чего?
     Веяна вздохнула и в двух словах рассказала о своей встрече
с Випшу в подводной пещере.
     -- И вот, я заблудилась в этих трубах, а он, конечно,  уже
завладел  волшебным  сокровищем. А раз и вы здесь, то никто его
уже не остановит, -- с грустью закончила она.
     Випшу заерзал в своем укрытии.
     Ярополк обернулся к градоначальнику:
     -- Что скажете, Крон?
     -- Очень похоже на Випшу. Давно уже  он  терзает  набегами
наш  город,  и  всякий  раз терпит поражение. Но сегодня он был
близок к победе, как никогда. Если бы не вы...
     -- А что за статуя? -- напомнил Ярополк. -- И -- зачем она
Випшу?
     -- О, это старинная история. Еще его  прадед  --  жестокий
Вирту,  домогался  нашей  планеты, хотел захватить ее. Хотя, по
преданию,- сама богиня Яросс защищает нас.
     Из-за ближайших труб донесся  странный  звук,  похожий  на
скрежет зубов.
     -- Вы что-то сказали? -- запнулся Крон.
     -- Нет-нет, ничего. Продолжайте, -- попросил воевода.
     --  Но  Випшу забыл, что любое оружие обоюдоострое, и сила
священных преданий -- в их действенности. Его армию возмущенная
богиня Яросс  рассеяла  Волшебным  Посохом  и  сожгла  Огненным
Мечом.  Но  после  битвы  богиня  выронила свой меч: молнией он
пронзил космос и пропал бесследно. Исчез,  словно  испарился  и
посох,  и  где они теперь, не знает никто. Так отомстил за свое
поражение Випшу, -- Крон развел руками и немного  помолчал.  --
Опечаленная  Яросс в тот же миг окаменела от горя, а ее голубые
глаза превратились в наше голубое солнце --  и  все  смотрят  и
смотрят:  ищут  магический меч. А Каменьгород погрузился на дно
морское, где мы каждый день вынуждены сражаться за свою жизнь с
жуткими морскими чудовищами. Так гласит легенда.
     Невдалеке кто-то чихнул.
     -- Очень интересно, -- проронил воевода.  --  Продолжайте.
Итак, Яросс сожгла армию.
     Крон недоуменно уставился на него:
     -- Будьте здоровы. Прохладная сегодня вода. Это почти все.
Прошли  столетия  и  Випшу бесследно сгинул. Мы выстроили купол
над городом. С тех пор  лишь  плохо  вооруженные  кочевники  да
изредка  акулы-убийцы беспокоили нас -- купол надежно оберегает
от вторжения. Но только несколько лет назад объявился уже  внук
завоевателя,  небезызвестный  вам  Випшу, унаследовавший худшие
замашки своего деда.  Он  сразу  потребовал  от  нас  священную
статую   с   волшебным   камнем.   Его  с  позором  выгнали  из
Каменьгорода.  Каменьгород  --  мирный  город,  но  никому   не
позволено  угрожать  в  его  стенах. Випшу поклялся вернуться и
отомстить.  С  тех  пор  и  начались  набеги   его   чудовищных
порождений. И сила их ударов росла с каждым новым приступом...
     --  А  еще  он выкармливает в подводной пещере целое стадо
ужасных  каменных  огнеедов  и  каждый  величиной  с  гору!  --
торопливо вставила Веяна.
     Крон согласно кивнул:
     --  Мы  догадывались,  что  он что-то замышляет. Поэтому и
приготовили на угощение изрядную порцию  пузырящихся  рыб.  Эта
закуска явно пришлась не по зубам его союзникам.
     Он хрипловато засмеялся.
     --  Ближе  к делу, -- остановил его Ярополк. -- Где сейчас
статуя?
     -- Статуя в храме  на  главной  площади  Каменьгорода,  --
торжественно с расстановкой объявил Крон.
     -- Но где здесь площадь? -- хором воскликнули то ли два то
ли три человека.
     Ярополк  примолк,  с  удивлением прислушиваясь к странному
троекратному хору.
     -- Эхо, -- объяснила ему  Веяна  и  повторила  вопрос:  --
Скажите, градоначальник, где, все-таки, площадь и дома?
     --  Наш  город  не  только  подводный,  но и подземный, --
туманно ответил Крон.
     -- А как же это?  --  Веяна  перевернулась  через  голову,
обрисовав рукой и ногой круг. -- Что это за трубы?
     -- Это не просто трубы, это магическая формула, охраняющая
наш город,  --  с  благоговением  сообщил каменьгородец. -- Она
начертана рукой самой Яросс и возникла сразу  после  погружения
Каменьгорода  под морское дно. Благодаря ей купол нашего города
непробиваем, а сам он практически неприступен.  Каждый  из  нас
носит  на  груди  его  знак  --  добавил  он и показал княжне и
воеводе тусклый медальон в виде игольчатых  ветвей,  свитых  по
спирали.
     -- Все же поспешим, -- поторапливал его Ярополк. -- Випшу,
возможно, уже потрошит священную статую.
     Крон ошарашенно посмотрел на невозмутимого воеводу и резво
взял курс на высокую башню в самом центре подводного города.
     Веяна и Ярополк едва поспевали за ним.
     Последним,  почти  не скрываясь из-за спешки, барахтался в
реактивной струе землян незадачливый колдун.
 

x x x

 
     Башня привела их под землю -- куда-то  под  самое  морское
дно. И там земляне увидели еще один престранный город.
     Овальный  и  подземный,  этот  город  не  имел  ни единого
выступа, ни мостовых, ни улиц --  словно  они  плыли  и  не  по
городу,  а  внутри  огромного куриного яйца. И даже желток был!
Далеко, в самом центре. Правда, цвета, почему-то, сирени.
     Веяна вежливо полюбопытничала:
     -- Это и есть ваши дома?
     Она указала пальцем на одинокий желток.
     Градоначальник,   не    оборачиваясь,    буркнул    что-то
невразумительное.
     -- Что, что? -- не расслышала Веяна.
     Крон  повторил,  и Веяна больше не спрашивала, хотя ничего
не поняла. Она и так едва поспевала за ними обоими,  а  еще  ей
все  время  казалось,  что ее кто-то вот-вот схватит за ногу. И
княжна поднажимала, сколько могла, и, все же, плелась в хвосте.
     Они подплыли  поближе  с  сиреневому  желтку.  Вблизи  все
оказалось  не  так  просто,  как  сверху.  Шар раздался вширь и
разделился  на  дольки,  как  у  апельсина.   Чем   ближе   они
подплывали,  тем  сильнее  разворачивался их веер. Скоро уже со
всех  сторон  пловцов  окружали  высокие  сиреневые  дворцы   с
закрученными  раковинами колонн и превеликим множеством круглых
то ли дверей то ли окон, не разберешь. Пока девочка  озиралась,
ее спутники исчезли в одном из них.
     --  Ах  так,  --  возмутилась  княжна,  -- это называется:
пропускать даму вперед...
     Она развила бешеную скорость и  в  пол-минуты  обшарила  с
десяток  ходов. Наконец, ей повезло. Запыхавшаяся, она вылетела
на край широкого зала и  ее  сразу  же  схватили  за  волосы  и
приставили к горлу огромный острый нож.
     Веяна  не нашлась, что возразить. Она только скосила набок
глаза и чуть повернула шею. Ну, конечно, она так и  знала:  тот
же  кривой  нос, те же пухлые руки. Випшу! Только... подрос он,
что ли? "Ах, это он плавает! Ну, так... плыви!"
     Веяна  резко  мотнула   головой   и   низкорослый   колдун
закувыркался  под  разукрашенным куполом. Только теперь девочка
огляделась, как следует.
     Она стояла перед огромным  залом  со  множеством  каменных
узорчатых колонн. Слепящие глаза разноцветные дорожки сходились
в  центре. Там же, возле высокой белоснежной статуи она увидела
и Ярополка и Крона. Оба -- с обнаженными мечами.
     А градоначальник еще и с парализующим ледяным копьем.
     Прямо над статуей с высокого  потолка  полукруглого  свода
свешивалась  многоярусная  люстра,  а  еще  там  плавал Випшу с
Посохом украденной волшебной силы.
 

x x x

 
     После  неудачного  захвата  заложницы,   Випшу   переменил
тактику:  теперь  он непрерывно атаковал сверху. Колдун метил в
сердце окаменевшей богини Яросс,  но  каждый  раз  встречал  на
своем пути или меч или копье ее защитников.
     Наученный  горьким  и  едким  опытом, Випху больше не тряс
посох, а  шопотом  отдавал  ему  приказы.  И  волшебное  оружие
послушно  извергало  на  головы  воинов  множество  острых, как
бритва, металлических молний.
     К счастью для землян и  каменьгородца  Посох  не  проявлял
своей  полной  силы  вблизи  второго  волшебного  сокровища  --
скрытого  в  груди  статуи  драгоценного  камня  со   свернутым
Крабовидным  Плащем. Отголоски его волшебства помогали отбивать
беспрерывные атаки "с воздуха" или  лучше  сказать:    воды",
поскольку сражались они под водой.
     Одни  только  металлические  молнии  мог  испускать  здесь
посох. Но и этого было довольно! Тогда как колдун посылал  свои
молнии  без  устали, Ярополк и Крон с простым оружием неумолимо
теряли силы.
     Випшу, видя это, торжествовал и наращивал темп. Он мелькал
повсюду с бриллиантовой молнией в руке  и  не  было  силы,  что
могла бы остановить его.
     Еще  взмах-два  и  статуя  будет  повержена. И Крабовидный
Плащ, свернутый в драгоценном камне в сердце статуи, достанется
колдуну.
     Вот уже сломано копье Крона и затупился  меч  Ярополка,  а
помощи и не предвидется.
     "Что  делать?  Что  делать?"  --  стучало  в  груди Веяны,
съежившейся на руках у каменной богини. Только  свист  мечей  и
уханье Випшу ей в ответ.
 

x x x

 
     --  Миленький,  миленький  демончик, где ты? -- взмолилась
Веяна.
     -- Как ты нужен сейчас!
     Но  бесполезно,-  ни  одной  льдинки  вокруг.  Демону   не
пробиться   к   ней   в   этот   зал.   Даже  наконечник  копья
градоначальника, и тот, расплавлен волшебным посохом Випшу.
     Слезы скапливались в изумрудных глазах княжны и со  звоном
падали  на  пол.  Дзынь-звяк-дзынь. Никто-никто не придет им на
помощь! Дзынь-звяк-дзынь. Веяна закрыла лицо  руками  и  горько
разрыдалась.  Капли  падали  на  ладонь и холодили и покалывали
кожу. "Ого, сколько я  уже  наплакала  --  целую  пригоршню,  и
слезинки  все  --  одна  к  одной: легкие, с ровными блестящими
гранями,- сыплются между пальцев и играют и  светятся  изнутри.
Только,  что  толку плакать? Слезами, как говорится... Слезами,
как говорится..."
     Веяна наморщила лоб, еще разок  всхлипнула  и  глянула  на
кучку  слезинок  у себя на ладони. Раньше она плакала как-то...
последняя слеза скатилась у нее по  щеке  и  оставила  в  кучке
ровную ямку... как-то не так.
     Уже  полная  пригоршня  солнечных зайчиков холодила ладонь
маленькой княжны! Веяна опомнилась.
     -- Спасибо, демончик! Ну, Випшу, теперь держись!
     Княжна со своего командного  пункта  осмотрела  поле  боя.
Внизу  со  мрачной  непреклонностью  стояли  ее воины, выставив
перед собой жалкие обломки. А Випшу под куполом  разворачивался
для очередной и последней атаки.
     С  журчанием  торпеды,  выставив перед собой бриллиантовую
рукоять Посоха, колдун ринулся вниз. Но и княжна не дремала.
     Тщательно  прицелившись,  она  метнула   сразу   несколько
свет-шариков.  Голубые  фонтанчики  огня  взметнулись там, куда
попали  ее  снаряды.  Беспорядочно  размахивая  руками,   Випшу
затормозил перед голубой стеной.
     Все  новые  и  новые  свет-слезинки летели на пол и потоки
голубого света вспыхивали вокруг статуи, отделяя  ее  от  всего
остального  зала.  Брошен  последний  свет-шарик  --  и Веяна с
Ярополком  и  Кроном  очутились   в   неприступной   светящейся
крепости.
     --  Что,  съел?  -- веселилась за прозрачной стеной Веяна.
Випшу молча скрежетал зубами. Он не мог прорваться сквозь пламя
-- холодное, как лед.
     Увидев,  что  ему  не  достать  защитников   статуи   даже
волшебным посохом, Випшу позеленел от злости.
     Безумным   взглядом   он   оглядел   зал  и  неожиданно...
захохотал:
- Вы думаете, что спасли себя за стеной колдовского света?
     Глупцы, вы  погубили  себя!  Теперь  Крабовидный  Плащ  не
оберегает более Каменьгород! Город мой! Он в моей власти!
 

x x x

 
     Осажденные   с   тревогой   следили   за   разбушевавшимся
повелителем ночи.
     Воздев кверху руки, колдун заорал во всю мочь:
     -- Кватеракс-патеракс! Воины тьмы, все сюда!
     Могучий  вздох  пронесся  по  залу.  Веяна  насторожилась,
недоумевая,  не  померещилось  ли ей. В этот момент стены и пол
содрогнулись и замерли. Стало по-особенному тихо. Было  слышно,
как отзвуки прокатились по дальним коридорам.
     Прозрачная  крепость  покачнулась  раз, другой и порывисто
приподнялась.  Ярополк  и  Крон  торопливо  прильнули  к  самой
статуе. Прогрохотал гром, молния сверкнула под куполом и темные
бездонные  трещины взломали пол. Глухой рев и мычание донеслось
из страшных глубин. Веяна в испуге закричала:  голубой  занавес
погас и статуя повалилась на бок под ноги торжествующему Випшу.
     Все   пропало!  Все  пропало!  Они  трое  безоружны  перед
ухмыляющимся колдуном. Сейчас он разобьет статую  металлической
молнией  и заберет себе и второе сокровище -- Крабовидный Плащ.
А с этой защитой уже никто и никогда не справится с ним!  "Нет,
не  бывать этому! Не хочу!" -- кричало все внутри Веяны. Но что
же им делать?!
     "Что МНЕ делать?"  Веяна  пересилила  свой  страх.  Вокруг
крошились  каменные плиты, стены ходили ходуном, а она смотрела
на узоры из трещин и видела совсем другие узоры -- те, ледяные,
в далеком Снежине.
     Каменные  линии  и  штрихи  пересекались,  складывались  в
запутанный  лабиринт,  и  Веяна  безостановочно шла по нему. По
памяти или на яву -- она не знала. Она уже не видела  зала,  не
видела  обомлевшего  Випшу.  Не  видела,  как огромные каменные
колонны двинулись вместе с ней вдоль трещин.  Не  слышала,  как
смолкали  в бездонных провалах рев и мычание. Она видела только
узор --  в  лохани  ее  матери.  И  этот  узор  выводил  ее  из
лабиринта.
     Сердце  у  девочки бешено колотилось, пылающий шар обжигал
ладони. Она развела руки в стороны  и  направила  шар  прямо  к
голубому  солнцу  --  сквозь каменный свод и толщу воды, сквозь
холод и мрак космоса. И Яросс откликнулась на ее зов!
 

x x x

 
     -- Посмотрите на Яросс! -- отчаянный крик привел княжну  в
чувство. Она медленно подняла голову.
     Каменный свод подводного города исчез и море раздвинулось.
А высоко-высоко  над  ровной стеной стоячей воды маячило небо с
белыми барашками облаков. Что такое случилось с морем?
     -- Нет, нет, смотрите! Вот,  сейчас!  --  снова  выкрикнул
Крон.
     Он указывал прямо в небо. Веяна снова глянула вверх.
     Облака  причудливых форм все еще заслоняли солнце. Одно из
них походило на сказочного дракона. Голубоватая Яросс  осветила
его  хребет,  голову -- ярким голубым светом полыхнула огненная
дуга -- и сама показалась в разрыве между облаков.
     Из разинутой пасти дракона-облака выступил  огненно  яркий
голубой язык.
 
     
 
     Веяна  зажмурилась.  Нет,  этого  не  может быть -- солнце
должно быть круглым! Исподлобья посмотрела  вновь.  Все  именно
так:  круглый диск Яросс сузился и стал похож на каплю голубого
металла со все удлиняющимся жалом. Жало росло прямо на  глазах,
вытягивалось,  и все больше и больше напоминало гигантский меч.
Меч через весь космос! Меч длиною в тысячи верст!
     -- Что это? -- в изумлении вскричали хором Ярополк, Крон и
Випшу и умолкли перед устрашающим зрелищем.
     Острие  Огненного  Меча  невиданного  размера  устремилось
прямо к планете, в минуты покрывая космические расстояния.
     Невозможно  представить  себе  щит,  что  устоял  бы перед
напором звездного клинка! Не спастись от разгневанной Яросс!
     Но он, все-таки нашелся, этот щит!  В  тот  момент,  когда
космическое  лезвие  вонзилось в подводный город, статуя богини
вздрогнула и поднялась с пола. Из груди у нее  вышел  волшебный
камень  и  развернулся  в  туманную накидку -- Крабовидный Плащ
накрыл собою весь Каменьгород.
     Этот щит остановил небесный огонь. Голубой  свет  разлился
по статуе и она окончательно ожила.
     Богиня   Яросс,   высокая,   стройная,   светловолосая,  в
мерцающем шлейфе за спиной выпрямилась в полный рост и  властно
протянула  перед собой руку. Из противоположного конца зала, ей
навстречу, взвился в воздух Волшебный Посох и  через  весь  зал
полетел к своей госпоже.
     За  рукоять  его,  визжа  и  брыкаясь,  уцепился Випшу. Не
долетев трех шагов до  богини,  посох  остановился  в  воздухе,
стряхнул  с  себя непрошенный довесок и торжественно вложился в
руку Яросс.
     Земля содрогнулась, море отступило и город, еще  мокрый  и
весь в лужах, целиком поднялся на поверхность.
     И  не  статуя,  а живая и величественная белокурая Яросс в
искристом  плаще  за  спиной,   посохом   с   крупным   голубым
бриллиантом в левой руке и золотым мечом -- в правой, стояла на
постаменте.
     А  в небе над Каменьгородом светило уже новое, не голубое,
а желтое солнце.
 

x x x

 
     -- Вот это другое дело, -- довольно произнесла  Веяна.  --
Тепло, сухо и никаких водорослей.
     Потом, помолчав, спросила:
     --  А  все-таки,  почему такая красивая богиня Яросс и ...
великий воин? А? Ну, все-таки?
     Она смотрела на  красивый  перстень,  подаренный  знакомым
демоном, и будто разговаривала с ним.
     --  Ну,  это  древняя  история,  ведь  мы  с ней как-никак
родственники,  оба  из  крабовидной  туманности,  --  раздалось
ниоткуда.
     Княжна весело рассмеялась:
     -- Хороши родственники, да тебя же и в лупу не видно!
     Невидимка замолчал и обиженно запыхтел.
     Веяна погладила прозрачный камешек, вплавленный в кольцо и
тихонько шепнула:
     --  Ладно,  не  обижайся.  А  свет-шарик  ты мне подаришь?
Помнишь, обещал?
     -- Вот еще, шарики  раздаривать.  Ладно,  держи  уж.  Ведь
знаю, не отвяжешься.
     В  воздухе  запахло  свежим  снегом  и  карман у веяниного
платья  чуть-чуть  оттопырился.  Княжна   заглянула   туда   и,
удовлетворенная, перестала разговаривать сама с собой.
     Они  с  воеводой  стояли  на главной площади Каменьгорода,
готовые в обратный путь.
     Прощаться с освободителями бывшего  подводного,  а  теперь
наземного  города  пришли  все каменьгородцы. Сквозь празднично
разодетую  толпу  к  Веяне  и  Ярополку  с  трудом  протолкался
градоначальник  Крон  и  его  помощники  Да  и  Нет.  По случаю
праздника низенький Да натянул новые блестящие  ласты.  Он  еле
тащился  в них по сухой земле, но снять привычную обувь наотрез
отказался.
     -- Знаем мы некоторых, --  ворчал  Да,  --  только  сними,
сразу упрут.
     Девочка рада была увидеть их после стольких испытаний.
     Веяна    и    Ярополк    распрощались   с   гостепреимными
каменьгородцами и на корабле Випшу в тот же день  вернулись  на
Землю.
     Колдун ночи и тьмы пропал бесследно, да его никто особенно
и не искал.
     Правда,   ни   воевода   ни   княжна  не  умели  управлять
космической ракетой, но им помогла в этом  быстрокрылая  Яросс.
Силой  своего Волшебного Посоха она в мгновение ока доставила и
корабль и людей домой в Снежин. Посох они не привезли, но  сама
Яросс обещала Снежину свою защиту, а это чего-то да стоило.
     Как  их  ждали  дома  и какой по случаю их возвращения был
пир!
     Веяна очень  гордилась  своими  героическими  успехами  на
далекой  планете  Карген  и  в укромном уголке княжеского двора
сразу попробовала зажечь меж ладоней огненный шар. Он вспыхнул,
как миленький.
     --    Вот    это    другое    дело,    а    то    какое-то
"Кватеракс-патеракс",  па-адумаешь,  --  Веяна  скривила  губы,
фыркнула и презрительно передернула плечами.
     Что-то щелкнуло в воздухе, послышался  тонкий  нарастающий
свист,   и   прямо  с  неба  мимо  ошеломленной  Веяны  с  воем
пикирующего бомбардировщика пронеслась  деревянная  бочка.  Она
зацепилась за угол терема и разлетелась на мелкие щепки.
     --  Надо же, -- прошептала потрясенная княжна, -- вот тебе
и "Квате...", -- она не договорила, захлопнула обеими ладошками
рот и с опаской покосилась на заерзавшие  по  земле  деревянные
осколки.
     -- Нет, следующее приключение в другой раз!

 

 

 

Copyright © TheChessWorld.com. All Rights Reserved.